Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

Чэнь Чжиган: Студенческая столовая стала идеей для начала бизнеса

Беседовала Татьяна Щепина

Чэнь Чжиган уверен, что Россия и Китай похожи, — у обеих стран большая территория, богатейшая история, многогранная культура и непростая судьба. Но более всего, по его мнению, близки характеры русских и китайцев. И те, и другие привыкли стойко переносить любые трудности, живут с надеждой в сердце и всегда верят в лучшее.


— Господин Чэнь, когда Вы впервые задумались о том, что у русских и китайцев так много общего?


— Наверное, это произошло во время первого экономического кризиса в России в 1998 году. Тогда моему бизнесу пришлось пережить тяжелый удар. Я видел, что мои российские коллеги не падали духом и почти все они через несколько лет снова открыли свое дело. Я всем сердцем прочувствовал их боевой дух, который все время жил и во мне. Знаете, я почему-то всегда доверял русским. Конец 1990-х, многие тогда зарабатывали торговлей на рынках. Я привозил из Китая шубы, дубленки — и просто отдавал на реализацию безо всяких документов, потому что доверял. И ни разу никто из моих русских партнеров меня не обманул! Помните, был такой большой вещевой рынок в СКК? У меня там работали в основном женщины. Целый день на ногах, мешки таскают туда-сюда, лишний раз не отойти… Вечером захожу — они заливисто хохочут… У всех дети, мужья дома выпивают, все хозяйство на их хрупких плечах, а они так беззаботно смеются и радуются жизни. Я влюбился в русскую душу навсегда. А еще — в свою первую машину, «жигули». Мне кажется, что у нее тоже была душа!


— Спустя десять лет в России случился второй экономический кризис…


— Да, и для меня он был тяжелее. У меня было несколько направлений в бизнесе — рестораны, туристическая фирма и строительная компания, и продажи стремительно падали по всем направлениям. Уверен, что если бы я занимался, например, только ресторанами или только туризмом — удержаться на плаву было бы невозможно.


— Для многих иностранных предпринимателей самым серьезным барьером в России становятся коррупция и бюрократия. Так ли это?


— Задумайтесь: почему в Петербурге так много китайских компаний, почему наши предприниматели чувствуют себя здесь комфортно? Потому что в Китае тоже высокий уровень коррупции, мы к этому привыкли. Кроме того, российское и китайское законодательства похожи, потому что конституции писались, исходя из социалистического уклада государства. Может быть, это звучит неэтично, но вместо того, чтобы долго стучаться в закрытую дверь, любой китайский бизнесмен найдет другую, которая открыта. Для того чтобы добиться успеха, надо много работать, следовать определенным экономическим правилам, которые универсальны для всех.


— Когда Вы впервые приехали в Санкт-Петербург?


— Это было 13 января 1993 года. Прямого авиарейса в Петербург не было, поэтому я летел до Москвы, а оттуда поездом добрался до города на Неве. Московский вокзал, 6 утра, ветер, метель… Я прибыл в Россию для того, чтобы учиться в Санкт-Петербургском аграрном университете. Мне почему-то казалось, что все большие вузы располагаются в центре города, где-нибудь на Невском. А меня повезли в Пушкин… Ехали больше часа, за окном темно, холодно и пусто. Было очень страшно, даже подумал, что меня сослали куда-то в Сибирь — настолько мрачным показался мне Петербург во время нашей первой встречи с ним.


— Вы быстро адаптировались к жизни в России?


— По сравнению с другими иностранными студентами — да. Для многих самым сложным испытанием стала русская еда. Помню, придем в магазин, а там только свекла, картошка, морковка и лук. Все такое грязное, что даже не понять, в каком ящике что лежит. Иногда была еще капуста… Но я как-то привык. С тех пор очень люблю винегрет. А еще я чаще всех ходил в студенческую столовую — обожал оладьи со сметаной и сырники. Ел много и с удовольствием, поэтому в России у меня впервые в жизни появился лишний вес. Кстати, именно студенческая столовая натолкнула меня на мысль о создании китайского ресторана самообслуживания.


— Речь идет о заведении «Чайна-таун» в торговом комплексе ПИК?


— Да. Я открыл «Чайна-таун» в 2003 году. Концепция была простой — необычная еда за небольшие деньги. Я, конечно, рассчитывал на людей среднего класса и даже ниже. Конечно, сомневался насчет названия, потому что для многих слово «чайна-таун» ассоциируется с китайскими кварталами в Нью-Йорке или Париже, у которых, к сожалению, не самая лучшая репутация. Но со временем в моем заведении стали собираться «люди в пиджаках», бизнесмены и даже представители власти. Я смотрел, как эти респектабельные люди стоят в очереди с подносами… Чувства, которые я тогда испытывал, не передать словами. Мне было очень приятно.


— Где Вы больше всего любите бывать в Санкт-Петербурге?


— Прежде всего, весь Адмиралтейский район. Волею судьбы моя профессиональная деятельность всегда была связана с центром города. Поэтому я люблю Садовую, Вознесенский, набережные… И Московский вокзал, потому что он пробуждает во мне воспоминания о том дне, когда я впервые приехал в этот город. Еще мне очень нравится бывать в ресторанах быстрого питания, особенно там, где готовят блины. Русская кухня просто потрясающа!


— А почему китайские туристы, приезжающие в наш город, всегда обедают только в китайских ресторанах, а не в блинных, о которых Вы говорите?


— Это традиция… Китайцы настолько любят свою национальную кухню, что даже не представляют, как можно есть что-то другое. Конечно, они пробуют и оладьи, и пельмени, но посещают русский ресторан не чаще одного раза за поездку.


— Живя в Петербурге более двадцати лет, Вы больше чувствуете себя русским или китайцем?


— В душе я, конечно, больше китаец. Но мой организм уже давно живет по-русски. В начале, если я болел, например, простужался, то лечился только китайскими лекарствами, российские мне просто не помогали. Ваша народная медицина, кстати, тоже. Но со временем все стало наоборот, теперь я лечусь тем, что покупаю в петербургских аптеках. Я привык к северному климату, к долгим зимам… А лучше всегда оставаться оптимистом и не болеть!


— Чем бы Вы дополнили свою жизнь здесь и, наоборот, чего русского не хватает в Китае?


— Здесь мне немного недостает скорости, быстроты жизненного ритма. Думаю, что если бы все петербуржцы были более активны, то и город в целом мог бы выйти на еще более высокий уровень. В России уникальная система образования, я бы даже сказал, что это особый брэнд, который конкурирует с образовательными стандартами Европы и Америки. Моя дочь сейчас учится во Второй гимназии, это, как я считаю, лучшая школа в городе. Она хочет стать пианисткой, после школы будет поступать в Санкт-Петербургскую консерваторию.


— То есть Ваше будущее и будущее Вашей семьи связано с Петербургом?


— Да, в этом городе много возможностей, и я надеюсь, что их будет еще больше. Раньше в Китае многие думали, что в России всем заправляет мафия. Оказалось, что это не так. В России слабая социальная защищенность, нет никаких гарантий, поэтому приходится рассчитывать только на себя. Пожалуй, это то, что я хотел бы изменить. Пока этих перемен нет, единственный секрет успеха — много работать, постоянно быть в тонусе. Я слегка расслабился, привык, наверное, ко всему. Здесь каждый день что-то новое — меняются законы, развивается экономика, и, наверное, мое спокойствие скоро снова будет нарушено. Но это к лучшему!


— Как в Вашей жизни появился «Амбассадор»?


— Это забавная история. Во-первых, мой главный офис находится совсем рядом с «Амбассадором», и я часто проходил мимо, спеша утром на работу. Затем я узнал, что отель относится к категории несетевых. Меня это очень заинтересовало с позиции бизнеса — какие решения принимает руководство по продвижению отеля в такой непростой категории? Я стал заходить, рассматривать интерьер, побывал в ресторане «Вернисаж». Все было на высочайшем уровне, и это меня заинтриговало еще больше. Чуть позже я познакомился с генеральным директором отеля «Амбассадор» — Андреем Всеволодовичем Шараповым. Это удивительный человек — прекрасный управленец, профессионал своего дела. Мы много беседовали, оказалось, что у нас много общих тем для разговора. Одна из моих компаний занимается приемом китайских туристов в Петербурге, и мне бы очень хотелось, чтобы в этом городе они получали лучший сервис, именно такой, как в «Амбассадоре». Мне также очень приятно, что Андрей Всеволодович создал этот проект — «Русские по призванию». Думаю, что многим иностранцам будет интересно почитать подобные интервью, и это поможет им обрести больше уверенности в себе.

СПРАВКА

Чэнь Чжиган, в Санкт-Петербурге более 20 лет. Президент группы компаний IBT Holding Company, кандидат экономических наук.
О РОССИИ: Россия — щедрая душа, но надо быть еще щедрее… в своих инвестициях в крупный и средний бизнес.