Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

«Зеленая» дипломатия: Играть по правилам. Виктор Иванов

18 сентября вызванному в МИД России послу Нидерландов Р. ван Дартелу была вручена нота по поводу действий в акватории вод, прилегающих к северному побережью Российской Федерации, появившегося там под флагом Королевства Нидерландов судна «Арктик Санрайз». Эти действия, по мнению российского внешнеполитического ведомства, носили провокационный характер и могли привести к тяжелым последствиям. Судно, принадлежащее экологическому движению «Гринпис», и все находящиеся на борту участники акции против нефтедобычи в Арктике были арестованы, однако в конце ноября освобождены под залог.


Спустя полтора месяца после начала этого международного скандала в рамках проекта «Возобновляемая энергетика на Северо-Западе России» группа петербургских специалистов по приглашению Информационного бюро Совета министров Северных стран в Санкт-Петербурге побывала в Норвегии. Содействие в организации поездки оказали мурманская консалтинговая компания «Стурвик Консалт» и региональная общественная экологическая организация «Беллона-Мурманск», заинтересованные в том, чтобы на основе опыта стран Северной Европы способствовать использованию возобновляемых источников энергии и повышению энергоэффективности в северо-западном регионе нашей страны.

Понятно, что бескорыстное желание северных соседей оказать нам помощь продиктовано вполне практичными соображениями — тревогой по поводу того, что в России продолжает активно развиваться высокозатратная и небезопасная ядерная энергетика, а также ведется разработка нефтяных месторождений в Арктике, что, по их мнению, отрицательно влияет на экологическую обстановку в странах Северной Европы. Встречи и беседы в Министерстве нефти и энергетики Норвегии, Северном энергетическом исследовательском центре (Nordic Energy Research), презентация финансовой программы МИД Норвегии по поддержке проектов в области возобновляемой энергетики, а также визит на биоэнергетическую ферму в Брандбю и, конечно же, в штаб-квартиру общественной организации «Беллона» должны были наглядно показать, что имеются вполне эффективные альтернативные пути решения проблем энергетики.
Мы знали, что поначалу «Беллона» занималась организацией внешне эффектных акций против ряда норвежских промышленных компаний, а в середине 90-х годов прошлого века вышла на международный уровень, опубликовав доклад о радиационных опасностях на Северо-Западе России. Его автор — отставной флотский офицер Александр Никитин, который был обвинен тогда российскими властями в шпионаже, а спустя пять лет реабилитирован — в настоящее время руководит петербургским офисом «Беллоны». Судя по публикациям, руководство «Беллоны» до сих пор искренне убеждено, что основная угроза загрязнения Северных стран исходит из северо-западных регионов России, где, судя по их докладам, размещенным на сайте, «сконцентрированы места отстоя проржавевших подводных лодок, выведенных из действующего состава Северного флота, и перегруженные, протекающие хранилища радиоактивных материалов». В сопровождении Анны Киреевой и Юрия Сергеева — штатных сотрудников «Беллона-Мурманск» — мы направились в новое здание в центре норвежской столицы, куда в 2011 году переехал центральный офис организации. Оно построено с применением новейших экологических разработок, включая солнечные коллекторы. Важно отметить, что при эксплуатации этого огромного здания полностью отсутствуют вредные выбросы. Для большей убедительности нам показали основные служебные помещения и удивительной красоты и чистоты котельную, а также рассказали обо всем, чем живет эта неправительственная организация, созданная в июне 1986 года с целью борьбы с разрушением окружающей среды, с угрозами для здоровья человека, причем под такими позитивными лозунгами: «Отрицая — предлагаем», «От загрязнения — к решению». Ведь кроме эффектных акций, одна из которых недавно так печально закончилась, «Беллона» ведет работу по созданию безуглеродных электростанций и береговых ветропарков, распространяет информацию об альтернативных источниках энергии. Сотрудничая с крупными промышленными предприятиями и научно-исследовательскими учреждениями, выпуская аналитические доклады, она получает возможность реально влиять на экологическую политику.


Обо всем этом мы беседовали с одной из трех российских сотрудников норвежского офиса, уроженкой Архангельска Ларисой Брондер — координатором проектов. Она считает, что главная опасность, грозящая Северным странам, — это реальное изменение северного климата в сторону его потепления.

— Вы проводите мониторинг экологической обстановки на Северо-Западе России. Относятся ли с пониманием к предлагаемым вами мерам те, кто ее ухудшает?

— Головная боль как Норвегии, так и России — это предприятия «Норильского никеля», загрязняющие атмосферу с 1974 года. Как только оттуда дует ветер, вся Норвегия становится зоной экологического бедствия. Мы понимаем, что в одночасье трудно изменить технологический процесс, но нас радует, что предприятие уже подписало договор с одной из итальянских фирм об утилизации вредных отходов. Мы работаем не по-шпионски, а открыто, исходя из того, что право на чистую окружающую среду — одно из основных прав человека. И нас радует, что в последнее время многие промышленные предприятия инвестируют немало средств в экологическую безопасность производства.

— Ну а если у предприятия, города и страны нет средств? Принимаете ли вы это во внимание и находите ли средства на то, чтобы оказать помощь?

— Финансовую помощь мы оказывать не можем. На это в нашем бюджете нет средств. Даже тогда, когда они были, мы сталкивались с тем, что предприятиям невыгодно было их использовать, поскольку нововведения зачастую негативно отражались на объемах производства. Именно по этой причине в 2008 году нам вернул деньги «Норильский никель».

— И все же, удалось ли реализовать какие-то проекты, благодаря которым стало легче дышать, или же вы в постоянной борьбе?

— Скорее, так оно и есть. Пока еще не удается наладить конструктивный диалог, в результате которого произошли бы ожидаемые перемены. Например, в 2011 году мы организовали семинар с российскими экологами, в результате чего пришли к пониманию, что необходимо срочно сократить количество вредных выбросов «Норильского никеля» в атмосферу. Нам обещали принять кардинальные меры, но вот прошло уже два года, и ничего не меняется.

— Есть ли у вас какие-то рычаги влияния на ситуацию?

— Нет. Мы просто пытаемся добиться от предприятий получения полной информации, касающейся не только инвестиций в экологию, но и реальных последствий этого.

— Сотрудничаете ли вы с российскими экологическими организациями?

— Да, конечно. Мы тесно общаемся с «Гринпис» и другими экологическими организациями, действующими в России. Не могу сказать, что благодаря нашим действиям что-то существенно изменилось. Но мы стремимся к тому, чтобы люди получали как можно больше информации о среде, в которой они живут, и эту задачу мы успешно выполняем.

— Все ваши акции носят театральный характер. Вам не кажется, что в наше жесткое время люди мало на них реагируют?

— Нет. Благодаря последней акции «Гринпис», к проблеме сохранения Арктики было приковано внимание всего мира. Полагаю, что многие задумались. Конечно, еще немало людей говорят о том, что вероятность экологической катастрофы в результате интенсивной добычи нефти в этом регионе ничтожна. Вот если бы, например, вас перед посадкой на борт самолета предупредили о возможной, всего пятипроцентной вероятности того, что он разобьется, вы бы все равно полетели? Хотя в данном случае я убеждена, что все это происходит от недостатка достоверной информации.