Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 3 (49) 2017


«Россия. Восток - Запад»

 

Новости

Что стоит за обысками в дипломатических миссиях России?

Если бы прошлой осенью, на фоне странного умиления от победы Дональда Трампа вам сказали, что в США могут обыскать диппредставительства России, вы бы, вероятнее всего, сказали, что это невозможно.







Комитет по внешним связям СПб


Инпредсервис


ДипИнфо

KidnessClub

Сен 04, 2017

Что стоит за обысками в дипломатических миссиях России?

Если проанализировать весь исторический опыт человечества, то он может быть сведен к двум предложениям:

— Произойти может все, что угодно.

— Это невероятное событие точно уже когда-нибудь происходило.

Если бы прошлой осенью, на фоне странного умиления от победы Дональда Трампа вам сказали, что в США могут обыскать диппредставительства России, вы бы, вероятнее всего, сказали, что это невозможно.

Однако это произошло, да ещё не просто в «недружественной форме», а в полном смысле слова «по-хамски». Нагло, с желанием задеть и унизить. Сначала Госдеп дал два дня(!) на закрытие нескольких наших дипмиссий, а потом там прошли обыски. При этом с присущим штатникам цинизмом, в Госдепе заявили, что обыски в дипломатических представительствах России в Сан-Франциско и Вашингтоне были проведены для «обеспечения безопасности объектов» и «подтверждения того, что российское правительство освободило помещения».

Итак, первое наше правило подтвердилось: произошло то, что было, не просто маловероятно, а практически невозможно. Ну, зачем одной, пусть и самой сильной державе США, так себя вести в отношении другой ядерной державы России? Ведь положа руку на сердце, ничего экстраординарного в отношении двух стран в последнее время не происходило.

Так почему Вашингтон так поступил?

Ответить на этот вопрос нам поможет второе правило. Вспомним, когда это невероятное событие уже было раньше, и нам станет понятно, что и почему происходит сегодня.

В первой трети ХХ века, самой сильной и влиятельной в мире державой была Великобритания. США тогда играли второстепенные роли и вышли на первый экономический и политический план сразу после Второй мировой войны.

Так вот Великобритания признала СССР 1 февраля 1924 года. Обратите внимание на дату – почти через неделю после смерти Ленина. Пока был жив – не признавала, сразу как скончался Лондон сделал ход, стараясь «замотивировать» советское руководство к проведению «правильной мировой политики». Следом за Англией СССР стали признавать и другие страны – вы легко найдете эти даты в сети. Правило будет только одно – ПОСЛЕ Лондона.

Понимание происходящих тогда процессов будет более ясным, если мы будем рассказывать о событиях начала ХХ века, используя сегодняшние термины и смыслы. Так вот советское правительство не стало во всем подчиняться господам из Лондона, а стало вести самостоятельную внешнюю политику. Поддерживать те мировые силы, что не были враждебно настроены к СССР или даже симпатизировали нам. Например, в Китае в начале 20-х годов Москва поддерживала тех, кто выступал за создание сильного и единого Китая, против колониального гнета, который, в первую очередь, осуществляли там англичане. Москва не поддерживала центральную «китайскую демократию», а оказала помощь Чан Кайши и его партии Гоминьдан. Это через несколько лет он перейдет на сторону Запада и доведет отношения с СССР даже до военных конфликтов. Но в тот момент Чан Кайши выступал против тех, кто выступал против нас. Как Башар Асад сегодня: он бьет террористов в Сирии, которые в перспективе угрожают нашей же безопасности. Надо его поддерживать? Конечно, надо. По примерно такой же схеме действовали в Москве и тогда, стараясь привести к власти в соседнем Китае дружественную революционную власть (коммунисты тогда входили в Гоминьдан и были совсем малочисленны).

Такая самостоятельная политика СССР никак не устраивала Англию. Точно также, как сегодня самостоятельная политика России не устраивает Вашингтон. Англичане начали терять позиции в Китаев ходе развернувшейся в этой стране революции 1925-1927 гг. и начали по дипломатическим каналам давить на Кремль, требуя от СССР прекратить военную и политическую поддержку гоминьдановско-коммунистического правительства. В частности 23 февраля 1927 года Великобритания опубликовала так называемую «ноту Чемберлена», отказ СССР выполнить условия которой привел к постепенному, но резкому ухудшению отношений между Британией и СССР. 

Помните, плакаты в советских фильмах с кукишем и текстом «наш ответ Чемберлену»? Это как раз об этом.

Запад давил на СССР, стремясь подчинить его своему влиянию. Все это происходило на фоне обострения внутрипартийной борьбы в Советском Союзе, где троцкисты именно в это же время достигли апогея своей активности.

Все, как сегодня. Запад давит на Россию, стремясь подчинить её своему влиянию. Только вместо борьбы сталинцев с троцкистами и всевозможными «уклонистами» у нас президентские выборы и борьба между собой разных частей «Единой России» и стоящих за ними кремлевских «башен».

А далее произошли … да-да — обыски в советских дипмиссиях. Это элемент давления куда более серьезного масштаба, нежели даже нота Чемберлена. Лондон демонстрировал готовность нарушить дипломатические нормы и даже международное право.

Разумеется, было у этих обысков, этого давления и информационное прикрытие. Сейчас многие месяцы говорили, что Россия нарушает международное право (Сирия, Донбасс) и ещё она пыталась влиять (или даже повлияла) на выборы в США и в других странах Запада. В 1927 году СССР обвинили в том же самом: в пропаганде, подрыве и шпионаже. Говоря сегодняшним языком, страшные красные «хакеры» пытались взломать нежную и якобы такую уязвимую систему западной демократии.

Первый акт грубого давления произошел в Китае – 6 апреля 1927 года произошел даже не обыск, а самый настоящий погром нашей дипмиссии в Пекине. Как это происходило, описал в своих мемуарах Посол СССР в Великобритании Иван Майский.

«6 апреля полпредство подверглось налету — пожалуй, беспримерной по своей наглости провокации. Утром у главных ворот послышались шум, крики и во двор ворвался отряд вооруженных винтовками полицейских и солдат в количестве примерно ста человек и сразу же захватил все входы и выходы. Большая группа военных окружила территорию, занимаемую полпредством. …Как только налетчики ворвались на территорию советского полпредства, часть солдат и полицейских бросились в помещение, занимаемое военным атташе, другие — в казармы, где размещались некоторые хозяйственные отделы. Главное здание полпредства оставалось незанятым. Ворвавшись в дома, где жили сотрудники полпредства и других советских учреждений, солдаты и полицейские стали арестовывать советских людей. Подталкивая прикладами, их загоняли в закрытые автомобили и куда-то увозили. Несмотря на решительные протесты работников полпредства, почти по всем помещениям были учинены обыски. Особенно бесчинствовали в здании, где размещались библиотека и клуб сотрудников полпредства. Эти помещения были совершенно разгромлены. Налетчики не ограничились погромом, грабежом и арестами. Дело дошло до того, что некоторые помещения, в том числе и то, где разместился аппарат военного атташе, были подожжены. Причем, как все видели, делалось это по единому, продуманному плану, под руководством специально выделенных людей. Не было никакого сомнения: налет был тщательно подготовлен. И это преступление совершалось по отношению к тому государству, которое по-братски протянуло Китаю руку дружбы и помощи!

Поверенный в делах СССР в Пекине А. С. Черных пытался немедленно соединиться с министерством иностранных дел Китая, чтобы потребовать прекращения беззакония, но связи с внешним миром не было. Невозможно было послать и телеграмму в Москву. Впоследствии оказалось, что о налете знали голландский, американский, английский и другие послы, но они пальцем о палец не ударили, чтобы удержать распоясавшихся налетчиков. Солдатня и полицейские не покидали территории полпредства в течение нескольких дней, продолжая чинить насилия и погром. Мы готовились в случае, если бандиты ворвутся в главное здание полпредства, дать им бой, но они не посмели этого сделать».

СССР намека не понял, свою политику не изменил, не поддался на давление. Тогда в ход пошли обыски уже в самой Великобритании. И пусть рассказы о шпионаже, пропаганде и страшном Коминтерне, которыми объясняют свой беспредел англичане, вас не смущает. Шпионаж дело святое – им все и во все времена занимались и будут заниматься. Для того и построены дипмиссии всех стран, чтобы под их прикрытием было удобнее заниматься шпионажем. Все остальные обвинения в адрес СССР не более чем «русские хакеры» в сегодняшнем дне. Якобы вездесущие и крайне опасные. В 1927 году Лондон даже договорился до того, что СССР планировал «устроить мировую революцию и, в частности, свергнуть правительство Англии».

12 мая 1927 года англичане ворвались в торгпредство СССР и офис компании АРКОС. АРКОС — сокращённое наименование торгового общества «All Russian Cooperative Society Limited», учреждённого в Лондоне в июне 1920 советской кооперативной делегацией. По уставу — частное акционерное общество, созданное для ведения торговых операций между Советским Союзом и Великобританией. Акционерами его были главным образом советские государственные организации.

Как все это происходило, нам описал все тот же посол СССР Майский 

«… Около 4 часов дня отряды полисменов в сопровождении детективов (всего около 200 человек) неожиданно окружили здание по Мооргет-стрит, 49, которое занимали АРКОС и торгпредство СССР, и, ворвавшись внутрь, закрыли все выходы наружу. Несколько сот служащих обоих учреждений, в том числе немало англичан, были арестованы, и часть из них подвергнута личному обыску. Среди арестованных, между прочим, оказались жена поверенного в делах, которая работала в торгпредстве врачом, и моя жена, заведующая лицензионным отделом торгпредства, обе — лица дипломатического ранга, неприкосновенные для британской полиции.

Агенты Скотланд-ярда выгнали всех служащих из рабочих комнат в коридоры и на лестницы и, когда комнаты опустели, сами приступили к обыску шкафов и столов и к отбору документов. Никакого контроля со стороны служащих за действиями полицейских агентов не было. Те могли делать, что хотели, забирать любые документы торгпредства или, наоборот, подсовывать в торгпредские шкафы собственные фальшивки. Полицейские потребовали у шифровальщиков торгпредства шифры и, когда те стали сопротивляться, избили двух из них. К вечеру почти все служащие были освобождены и разошлись по домам, но полиция ещё оставалась в здании на Мооргет-стрит, и обыск продолжался вплоть до следующего дня. Не получив ключи от сейфов торгпредства, агенты Скотланд-ярда привезли экспертов и стали распаивать замки сейфов. Были вскрыты и так называемые стальные комнаты АРКОСа и торгпредства в подвальном этаже, где обычно хранились особо ценные предметы. Однако теперь они были пусты. Только 16 мая, т.е. через четыре дня после начала налета, полицейские отряды, наконец, покинули здание торгпредства, и его служащие могли вернуться к нормальной работе…

Мы в посольстве узнали о налете на торгпредство через полчаса после его начала. Вестник несчастья явился в Чешем-хаус как раз в тот момент, когда здесь происходил дипломатический ленч. Узнав о событиях на Мооргет-стрит, все как ни в чем не бывало остались на своих местах, продолжая непринужденный разговор с гостями: мы не хотели обнаруживать перед иностранцами наше беспокойство. Потом мы устроили спешную консультацию между собой с помощью записок и немедленно приступили к действиям. Богомолов вышел из-за стола и сразу же отправился в Форин оффис. Здесь он заявил протест против нарушения торгового соглашения 1921 г. директору Северного департамента Палэрэ, но последний оправдался полным «незнанием» о налете на торгпредство. Из Форин оффис Богомолов отправился на Мооргет-стрит и потребовал допуска в помещение торгпредства. Полицейские ему отказали. Тогда Богомолов поехал к начальнику лондонской полиции и в результате довольно горячего обмена мнениями с ним в конце концов получил возможность проникнуть в помещение торгпредства. Богомолов, ссылаясь на торговое соглашение, потребовал немедленного прекращения обыска торгпредства, но полицейский чиновник, производивший обыск, грубо ему в этом отказал. Тогда Богомолов поспешил вернуться в посольство и, по указанию Розенгольца, позвонил секретарю министра иностранных дел с просьбой о немедленном приеме его Чемберленом. Секретарь ответил, что раньше следующего утра министр не может принять советского представителя. Богомолов не успокоился и попросил секретаря в таком случае устроить Розенгольцу немедленное свидание с кем-либо из ответственных работников Форин оффис, тот обещал выяснить и позвонить о результатах в посольство. Однако, не дожидаясь звонка секретаря, Розенгольц и Богомолов сели в машину и отправились в Форин оффис. Когда четверть часа спустя они оказались в министерстве иностранных дел, то не нашли там никого: не было не только ни одного ответственного сотрудника, но даже секретарь министра исчез. Все разошлись по домам. Было совершенно ясно, что Форин оффис играет в прятки, предоставляя свободу действия Джойнсону Хиксу.

Розенгольц увидал Чемберлена только на следующее утро и вручил ему резкую ноту протеста, в которой особенно подчеркивалось, что британское правительство своим налетом грубо нарушило торговое соглашение 1921 г. Здесь я должен сделать одно разъяснение, без которого многое будет неясно в ходе событий, связанных с пресловутым «налетом на АРКОС», как весь этот эпизод получил наименование в истории англо-советских отношений. В здании на Мооргет-стрит, 49, помещались два учреждения: торгпредство СССР и акционерное общество АРКОС, но внутри каждое из них занимало отдельные помещения, точно обозначенные. Торгпредство, согласно ст. 5 торгового соглашения 1921 г., пользовалось дипломатической неприкосновенностью, АРКОС же, капитал в котором был советский, но который юридически был оформлен как английская торговая компания, никаких дипломатических привилегий не имел. Отсюда вытекало, что строго юридически лондонская полиция имела право производить обыск в АРКОСе, но не имела права делать то же в торгпредстве. На этом различии базировалась формальная сторона наших протестов, которые дополнительно ещё подкреплялись ссылкой на ст. 1 того же торгового соглашения, запрещавшую всякую дискриминацию в отношении советской торговли. Было очевидно, что налет на АРКОС и торгпредство являлся самой недопустимой формой такой дискриминации. Мы также указывали, что, поскольку обыск на Мооргет-стрит производился полицией не в присутствии советских служащих, изгнанных полицией из своих рабочих комнат, полиция могла подбросить в шкафы и сейфы наших торговых учреждений какие-либо «компрометирующие материалы».

В ходе обысков, РАЗУМЕЕТСЯ, ЯКОБЫ были найдены документы, которые позволили Лондону двинуться ещё дальше в давлении на СССР. 27 мая 1927 г. министр иностранных дел Великобритании Чемберлен вручил советскому поверенному в делах ноту о разрыве англо-советских дипломатических отношений. В своем ответе, врученном временному поверенному в делах Великобритании в СССР на следующий день, Советское правительство решительно отвергло все обвинения английской стороны как бездоказательные и ни на чем не основанные. Оно вместе с тем указало в своей ноте на факты неоднократных нарушений английским правительством соглашения 1921 г. В ноте отмечалось, что основной причиной разрыва является поражение консервативного правительства в Китае и попытка прикрыть его антисоветской диверсией.

Перед тем, как вернуться в сегодняшний день, надо дать пояснение, что такое разрыв дипломатических отношений. Это важно, потому, как горячие головы, желающие дать отпор и ответ сегодняшним действиям США, не очень представляют, что же это такое.

«Разрыв дипотношений — это разновидность политических санкций, накладываемых одним государством на другое. Посольства закрываются, дипперсонал отзывается на родину. Правда, полностью контакты могут и не прерываться — в посредники выбирается устраивающая обе стороны третья страна. Она может оказывать консульские услуги гражданам государств, находящихся в разрыве. Обычно разрыв дипотношений сопровождается прекращением всех экономических и торговых отношений, введением эмбарго на импорт и экспорт товаров, прекращением транспортных сообщений. Бывали случаи, когда вслед за разрывом дипотношений объявлялась война…».

Война. Бывает так, что за разрывом отношений начинается война. 1927 год – это год, в который Великобритания пыталась спровоцировать конфликт в Европе. Посмотрите, что произошло в Европе в это же время – удивитесь. Например, в 1926 году Пилсудский осуществил госпереворот в Польше, и рядом с границами СССР появилась самая настоящая фашистская диктатура. А потом в 1927 году в Варшаве застрелили нашего полпреда Войкова. Еще именно в 1927 году Сталин разгромил троцкистов, которые именно в этом году бросились в яростную атаку.

Ничего не напоминает в сегодняшнем дне? Такая же синхронность разных событий внутри и во вне России.

Все это уже было. На нас давили, пытались унизить, заставить дрогнуть и согласиться с подчиненной ролью. Когда не получалось, давили дальше, что называется, «по всем фронтам». Поэтому в сегодняшней ситуации обысков в США, при всей невероятности этой ситуации, на самом деле ничего нового нет.

От руководства России требуют сдать Сирию, сдать Донбасс. А потом и сдать саму Россию.

В заключение хочется сказать следующее:

  1. Разорвав с СССР дипломатические отношения 27 мая 1927 года Великобритания их вновь возобновила уже в 1929 году. Почему? А зачем давить, если никто на давление не поддается.
  2. СССР в том кризисе ни в китайское, ни в английской диппредставительство не врывался, обыски не проводил и их не закрывал. Он громил троцкистов, перекрывал источники финансирования «оппозиции», укреплял армию и флот и продолжал вести независимую внешнюю и внутреннюю политику.

Вот таким и должен быть наш ответ.

При полном понимании того, что на самом деле происходит.