Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 2 (63) 2021


«Новая Европа»

 

Точка зрения
Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева агентству ТАСС (состоялось 19 апреля 2021 г., опубликовано 27 апреля 2021 г.)

Как Вы оцениваете уровень польско-российских отношений в 100-летие их уста-новления? К чему мы пришли за минувшие 100 лет?

Отношения между нашей страной (Русью – Россией – Российской Империей – РСФСР – СССР – Российской Федерацией) и Польшей насчитывают более тысячи лет. Установление в 1921 г. дипотношений после советско-польской войны – всего лишь одна из вех на этом долгом пути, причём совсем не какая-то переломная или судьбоносная...

янв 12, 2021

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева главному редактору польского журнала «Джентльмен» А.Брайтеру (опубликовано в декабре 2020 г.)

Господин посол, это Ваша первая миссия в Польше. Как Вы себя чувствуете в нашей стране? Сколько Вы уже находитесь в Варшаве в качестве дипломата?

Я работаю в Польше с сентября 2014 г. За 6 с лишним лет было время освоиться, так что настроение нормальное, рабочее.

Вам нравится Варшава как место работы? Ваша семья хорошо себя здесь чувствует?

Для иностранных дипломатов и их семей Варшава – интересное и удобное место жизни и работы.

У Вас большой профессиональный опыт, Вы в очередной раз работаете в дипломатической миссии в качестве посла. Что значит быть российским дипломатом в Варшаве, с которой взаимоотношения такие сложные и даже трудные?

Польша – наш сосед, крупное европейское государство. Отношениям с ней в нашей стране всегда придавалось важное значение. Быть российским дипломатом в Варшаве – ответственная миссия, требующая хорошей подготовки, профессионализма и серьёзного отношения к делу.

Профессиональный дипломат должен быть готов противостоять критике и справляться с трудными ситуациями, защищая государственные интересы. Как Вы это делаете? Всегда ли Вам удаётся так же с честью выходить из словесных баталий, частных или официальных споров, как Вашему шефу – министру иностранных дел Рос-сийской Федерации Лаврову, который известен тем, что отлично справляется с такими ситуациями?

В этом году исполнилось 40 лет со времени моего поступления на дипломатическую службу. Защита интересов своей страны – главный смысл этой работы. Насколько хорошо дипломат справляется со своими задачами – судить не нам, а нашим руководителям. Моему поколению советских и российских дипломатов действительно посчастливилось работать под руководством и учиться у таких выдающихся министров иностранных дел, как Андрей Громыко, Евгений Примаков, Сергей Лавров.

Вы работали в разных важных подразделениях МИД Российской Федерации, в т.ч. были Генеральным директором министерства. Что означает в практике государственной службы работа на таком посту? Какие требования при наборе на дипломатическую службу предъявляет российский МИД молодым поклонникам дипломатического искусства?

Я работал не Генеральным директором, а директором Генерального секретариата МИД России – это более скромная позиция. На государственной службе независимо от должности требования неизменны – быть верным своей стране, защищать еë интересы, делать своë дело честно, старательно и профессионально. К этому должны быть готовы и молодые сотрудники, которые приходят на работу в МИД России, а как сложится карьера и где придётся побывать – жизнь покажет.

Как Вы передаёте свой колоссальный опыт молодому поколению российских дипломатов? Доклады, лекции, были ли Вы наставником и проводником на их пути к профессионализму? Какое Вы даёте определение профессионализму?

Чтобы стать дипломатом, необходимо получить хорошее образование, но по-настоящему профессия дипломата осваивается только на практике, профессионализм приобретается на опыте практической работы. Мы учимся у старших и в свою очередь передаём наш опыт более молодым коллегам. У меня в своë время были прекрасные преподаватели и наставники. Надеюсь, что и мои младшие товарищи научились у меня чему-то полезному.

Профессионализм – это ответственное, заинтересованное, творческое отношение к своей работе, умение делать еë качественно и эффективно.

Я воспитывался по другую сторону Атлантики, и там существует убеждение, что российская дипломатия очень профессиональная и придаёт большое значение подготовке своих кадров – изучению многих языков, в т.ч. редких, обладанию глубокими зна-ниями о стране пребывания. Вы проходили такую подготовку в молодости?

Я в 1980 г. окончил МГИМО – Московский государственный институт международных отношений (ныне – Университет) МИД СССР (сейчас – МИД России). Это главная «кузница кадров» советской и российской дипломатической службы. К своей alma mater мои коллеги и я относимся с огромной любовью и уважением, считаем наш вуз лучшим в мире – хотя, возможно, это наше субъективное, «корпоративное» мнение.

У МГИМО есть свой гимн. Его музыку и текст в 1990-е годы написал Сергей Лавров, который тогда ещё не был министром. Там есть такие строки про наш институт:

«Он нам открыл дорогу к далёким берегам,

И он нас научил любить Отчизну

И радость, как и стыд, делить с ней пополам,

Делить с ней всë, что выпадает в жизни».

А после института мы продолжаем учиться, приобретать новые знания и опыт всю свою профессиональную жизнь.

Вы свободно говорите по-польски, а также по-португальски, на одном из скандинав-ских языков, не говоря уже об английском, обладаете обширными знаниями о странах, где Вы работали, и, конечно, о международной политике. Какова Ваша самооценка? Вы лучше подготовлены профессионально, чем другие иностранные дипломаты?

К своим зарубежным коллегам я всегда изначально отношусь с уважением и со своей стороны ожидаю от них профессионального отношения к нашему взаимодействию. А оценивать работу дипломата, как я уже говорил, – это компетенция руководства.

В Польше отношение к России сложное, насыщенное огромными эмоциями, проникнутое польско-российской историей, зачастую очень тяжёлой. Несмотря на это, кажется, что многие поляки Вас любят и уважают. Подтверждением тому многочисленные гости, приходящие на приёмы, которые Вы устраиваете по случаю национального праздника в здании посольства в центре Варшавы, и на концерты классической музыки, которые Вы с супругой организуете. В чëм секрет успеха дипломата?

Я бы не хотел говорить о своих успехах или неудачах – их оценка, повторяю, это пре-рогатива Центра. На приёмы и концерты в Посольство гости приходят, чтобы выразить симпатию и/или уважение к нашей стране, отдать должное достижениям еë культуры. Не стоит видеть в этом какую-то особую заслугу посла.

Удалось ли Вам добиться какого-то прогресса в трудных двусторонних отношениях в сторону их улучшения? Завоевали ли Вы сердца властей этой страны и нашего общества или скорее до этого ещë далеко?

Если судить по эволюции российско-польских отношений за время моей работы в Варшаве, то о каком-то прогрессе говорить не приходится. Я реально оцениваю свои возможности в нынешних условиях. «Завоёвывать сердца» польского общества – это явно не про посла России здесь и сейчас. Так что я просто стараюсь добросовестно делать свою работу.

Мы знаем, что Вы и Ваша семья относитесь к Польше с симпатией, в частности и поэтому Вы приехали сюда в качестве дипломата. Вы не жалеете о своем решении?

Дипломат должен работать там, куда его посылает руководство. Я работаю в Польше на важном направлении нашей внешней политики, это для меня серьёзный профессио-нальный вызов. Стараюсь делать свою работу хорошо и ни о чëм не жалею.

Вы специалист по делам африканским, европейским и, наверное, многим другим, о которых мне слышать не приходилось. Вы удивительно хорошо знаете польский язык, отлично знаете польскую культуру, историю, кинематограф, как ни один другой дипломат в Варшаве. Вы были во многих польских городах и, вероятно, любите поляков, хотя на теннисном корте безжалостны к своим польским партнёрам. Как Вы думаете, сможем мы когда-нибудь выстроить такие отношения, как Германия и Франция?

Многие мои коллеги – и в нашем Посольстве, и в других миссиях – знают Польшу куда лучше меня. Что же до тенниса, дорогой Анджей, наш с тобой теннисный матч на весьма скромном «среднедипломатическом» уровне продолжается с перерывами уже добрых 20 лет, и к счастью на его дружеской атмосфере никогда не отражались перепады в российско-польских отношениях. А отношения между Россией и Польшей, по моему мнению, должны быть нормальные, по возможности доброжелательные и взаимовыгодные. И при всëм уважении к опыту Германии и Франции – вряд ли он применим к российско-польским отношениям.

Почему тогда за время Вашей работы в Варшаве и несмотря на Ваши усилия не происходит продвижения в решении ключевых двусторонних проблем, не проводятся взаимные визиты и встречи?

Если коротко, то мы просто не видим со стороны наших польских партнёров политиче-ской воли, желания поддерживать с Россией нормальные отношения. О причинах строить предположения не буду – послу это не полагается.

Жизнь российского дипломата в Варшаве сопряжена с большими трудностями и вызо-вами в повседневной работе? Польская сторона – удобный партнёр для сотрудничества? Контакты джентльменские или уже нет?

Господин редактор, дорогой друг, мы с тобой были послами наших стран в Анголе, ко-гда там шла война. Вот там действительно были «трудности и вызовы», с которыми те или иные здешние неприятности не идут ни в какое сравнение.

Конечно, нам небезразлично, что в польском информационном мейнстриме идëт нескончаемая «медиа-война» против нашей страны под лозунгом «О России – или плохо, или ничего». Нас глубоко оскорбляют «война с памятниками» советским воинам-освободителям на польской территории, попытки вымарать из нашей общей истории всë, что было в ней хорошего, и представить Россию как главный источник польских бед и несчастий. Ну что же, такие нынче времена.

Но никакой «стеклянной стены» вокруг нас нет, мы нормально общаемся с польскими коллегами, когда в этом возникает необходимость, в корректном и профессиональном духе.

Как Вы оцениваете двусторонние экономические отношения? В полной ли мере исполь-зуется потенциал обоих государств – Польши и Российской Федерации? В каких областях, несмотря на пандемию, наши страны могли бы расширять торгово-экономические отношения за рамками существующих экономических санкций?

Россия и Польша остаются друг для друга важными торговыми партнёрами, хотя по сравнению с «пиковым» 2013 г. наш товарооборот сократился вдвое – и из-за санкций, и по причине неблагоприятной мировой конъюнктуры. Конечно, при желании потенциал нашего экономического взаимодействия можно было бы использовать намного полнее, но в нынешних условиях что есть, то есть.

Какова заслуга в выполнении Вашей миссии в Польше Вашей супруги, которая активно участвует в общественной жизни, во многих инициативах, продвигая знания о Российской Федерации, организуя концерты российских деятелей культуры и артистов, всегда представляющих и произведения польских композиторов? Супруга российского дипломата играет существенную роль в его работе?

С моей женой Полиной мы неразлучны все 40 лет моей дипломатической службы. Во всëм, чего я добился, заслуга Полины – незаменимая, а то и решающая. Она мой самый близкий друг, надёжный помощник, умный советчик, а когда есть причина – и строгий критик. И конечно, главным образом Полина воспитывала наших дочерей, а теперь помогает воспитывать внуков. Убеждён, что для дипломата хорошая семья – важнейшее условие успешной работы.

Я всегда задаю иностранным дипломатам вопрос: по Вашему мнению, Ваша дипломатическая миссия в Варшаве увенчалась успехом или есть ещë цель, которой Вы хотите достичь?

Я уже отмечал, что при нынешнем состоянии российско-польских отношений говорить об успехах моей миссии в Варшаве было бы странно. Я был бы рад, если бы до еë окончания ситуация стала меняться к лучшему.

Российская Федерация, сосед Польши, – это сверхдержава, занимающая место постоянного члена Совета Безопасности ООН, всë более активная на международной политической сцене не только в своëм регионе, но и во всëм мире. Можно сказать, что Россия возвращается на международную политическую сцену, иногда вызывая опасения у некоторых соседей. Это оправданные опасения? Как Вы видите роль своей страны в современном мире и в международной политике? Как стабилизатора международного положения или арбитра, обеспечивающего равновесие в свете появляющихся новых политических и экономических центров силы? Уже не только КНР, Индии или Бразилии, но и через 25 лет – также Нигерии при еë нынешнем экономическом и демографическом росте.

Россия никому не угрожает, не претендует на чьи-либо территории, не навязывает ко-му-либо свои порядки, мировоззрение. Так что бояться нас ни у кого не должно быть оснований.

Россия проводит спокойную, ответственную, рациональную политику, настаивает на строгом соблюдении международного права всеми странами. Мы готовы строить доброжелательные, взаимовыгодные, взаимо-уважительные отношения с теми, кто в свою очередь этого хочет.

Мы не любим и не терпим, когда нашими законными интересами откровенно пренебрегают, когда нас обманывают, когда нам пытаются угрожать, давить на нас – тогда мы реагируем решительно и жёстко.

Исходим из того, что наш оборонный потенциал должен быть достаточным, чтобы обеспечить безопасность России, наших друзей и союзников от любой угрозы извне.

Конечно, мы за широкое международное сотрудничество в целях поддержания международной стабильности, мира и безопасности. На роль какого-то арбитра в международных делах не претендуем, но готовы помогать нашим партнёрам в достижении согласия.

Как Вы оцениваете нынешние двусторонние отношения в политической, экономической и культурной областях?

К сожалению, приходится констатировать, что наши политические отношения очень плохие, экономические – оставляют желать много лучшего, культурные связи проседа-ют всë глубже под влиянием неблагоприятной политической конъюнктуры.

Господин посол, Вы начинали свою карьеру в Африке – Мозамбик, Ангола, Сан-Томе и Принсипи, потом была в основном Европа, сейчас – Варшава… Потом какая-нибудь очередная европейская столица или возвращение в Африку? К чему Ваше сердце лежит? Имею в виду сердце профессионала. Ваши миссии как-то связаны с профессиональной специализацией?

Я всегда работал там, куда моë руководство считало нужным меня направить. Сейчас место моей службы – Польша, а там видно будет.