Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 3 (67) 2022


«АЛЕЕТ ВОСТОК»

 

Точка зрения
Россия заинтересована в хороших отношениях и с Западом, и с Востоком

Интервью журнала «Консул» с профессором Факультета международных отношений СПбГУ Константином Худолеем

авг 08, 2022

Проблемы противостояния между США и КНР



На фоне провокации с визитом Н. Пелоси в Тайбэй Соединённые Штаты и Китай значительно нарастили военное присутствие в регионе. В Пекине уверены, что действия третьего лица во властной иерархии США нарушают принцип «одного Китая». Об этом в эфире радиостанции «Аврора» высказался первый зампредседателя Комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Новиков. В ходе программы «Депутатский час» он ответил на вопросы ведущего Георгия Фёдорова.

- Дмитрий Георгиевич, как можно оценить действия США в отношении Тайваня с точки зрения международного права?

– Мы беседуем в весьма горячие дни не только потому, что в московском регионе – за 30℃ и на раскалённом московском асфальте это особенно сильно чувствуется. На наших глазах происходят и весьма горячие политические события. За визитом главы палаты представителей конгресса США наблюдал весь мир. Между Вашингтоном и Пекином – острая фаза противостояния в связи с ситуацией, которая, на мой взгляд и на взгляд КПРФ, была создана искусственно. 

Есть международные нормы, которые принято соблюдать. Это касается и принципа «одного Китая». Им руководствуется не только Китайская Народная Республика. Хочу напомнить вам о событиях октября 1971 года, когда Генеральная Ассамблея Организации Объединённых Наций приняла специальную резолюцию под номером 2758. Эта резолюция официально декларировала приверженность международного сообщества принципу «одного Китая». Им руководствуется 181 государство, имеющие дипломатические отношения с КНР. Так что это провокация совершенно очевидная. 

Именно как «провокация» и «сумасшествие» эти события оценены и критиками команды Байдена внутри США. Господин Трамп использовал, конечно, данную возможность, чтобы повысить ставки во внутриполитической борьбе. Он резко раскритиковал этот визит, который действительно не вписывается ни в какие каноны международных отношений и был откровенной провокацией. Только крепкие нервы политического руководства КНР позволили миру не скатиться к «горячей», военной фазе противостояния. В условиях, когда мир буквально напичкан ядерным оружием и другими смертоносными видами вооружений, это было бы чревато и очень опасно. 

История эта не закончилась, а, скорее, начинается. Противостояние между Пекином и Вашингтоном запрограммировано всем ходом исторических событий. Сегодня нередко можно услышать разговоры о том, что вашингтонская администрация «ошибается», когда идёт на противостояние сразу и с Москвой, и с Пекином. Дескать, она не слушает «мастодонтов» американской политики, которые убеждены в том, что воевать «на два фронта» чревато. Да нет же! Вопрос ведь не в чьих-то желаниях и нежеланиях. Вопрос в том, что объективно сложилась ситуация, когда в условиях обострения кризиса капитализма Вашингтон запрограммирован на конфликт и с нашей страной, и с нашим великим соседом – Китайской Народной Республикой.

 

- Зачем эта провокация нужна была Соединённым Штатам Америки? И нет ли здесь каких-то закулисных историй, когда одна «отмороженная бабуля» решила закончить свою политическую карьеру на высокой ноте?

– Я думаю, что скорее так: «бабуля» по имени Нэнси действительно понимала, что участие в столь громком эксцессе впишет её имя в мировую политику. Можно очень долго сидеть в каком-то кресле – очень значимом, высоком, большом, – но остаться незаметным в истории. Конечно, её участие в этой провокации гарантированно вписало её в учебники. Но я считаю, что это не могло быть её личной инициативой. Что бы не заявляли сейчас другие члены команды Байдена, она тоже часть команды. В международных делах такие вещи спонтанно не могут быть реализованы. Это был согласованный шаг, с тем чтобы проверить Китай. 

Скорее всего, в Вашингтоне сейчас считают, что их расчёт оправдался. Оправдался в той части, что Пекин не решился на открытое военное противостояние. Они могут сейчас зачесть это за некую «победу». Демонстрация силы состоялась, и союзники Соединённых Штатов будут ещё более плотно пристёгнуты – на какое-то время! – к колеснице вашингтонского международного курса. Но я специально использую этот оборот – «на какое-то время». США решают тактические задачи, но стратегически они, конечно, проигрывают, ведь стремительно растущая экономика Китая будет усиливать и его политическую мощь. 

Впереди XX съезд КПК, который пройдёт осенью. Нет сомнений, что политическое руководство партией и страной вновь будет доверено товарищу Си Цзиньпину. А значит, внешнеполитический курс Китая будет продолжен, и Пекин попытается «отыграть» в том числе и эту ситуацию. Возможности у Китая с каждым годом растут. В том числе для того, чтобы отвечать на разного рода провокации.

 

- Как эта ситуация отразится на отношениях США с Китаем в будущем? Понятно, что Китай такое не простит. Как будут развиваться эти отношения?

– Я выскажу свою версию, но при этом потрачу одну минуту времени, чтобы зачитать фрагмент официального заявления Г.А. Зюганова по этому поводу. Это заявление было опубликовано на сайте Центрального Комитета КПРФ, а затем и в других средствах массовой информации. Оно озаглавлено так: «Играющий с огнём сам себя обожжёт!»:

«2 августа высшее политическое руководство США во главе с президентом Байденом организовало масштабную и крайне опасную международную провокацию. Несогласованный с МИД КНР визит спикера палаты представителей конгресса США Пелоси в город Тайбэй, столицу Тайваня, стал крайне недружественным шагом администрации Белого дома в отношении Китая. По существу, он продемонстрировал миру отход американской дипломатии от принципа «единого Китая» и положений трёх китайско-американских коммюнике.

Провокация с участием Пелоси – это наглая попытка бесцеремонного вмешательства США во внутренние дела КНР. Её цель – подорвать международную стабильность, уничтожить устойчивый политический фундамент китайско-американских отношений, унизить Китай, нанести удар по авторитету ООН, посеять хаос в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Всё вместе взятое это означает демонстрацию миру вседозволенности Вашингтона и его крайне агрессивных намерений.

Данная провокация показала, что не только Байден, но и всё политическое руководство США утратило связь с реальностью. Исключительно благодаря железной воле и стальной выдержке руководства КНР действия США не привели к вооружённому конфликту, способному обернуться катастрофическими последствиями».

Такова официальная оценка Коммунистической партии Российской Федерации. Хочу обратить внимание на эту фразу – «попытка Соединённых Штатов унизить Китай». Китайская историография, да и все, кто занимается китайской политикой, знают, что Китай пережил период серьёзных унижений в своей истории. Сто лет назад китайский народ был фактически разделён. Это была полуколониальная страна, где у каждой великой европейской державы была своя «зона интересов», своя «сфера влияния». Это касалось и Англии, и Франции, и Германии, и Японии. Поскольку США опоздали к разделу Китая, они провозгласили принцип «открытых дверей», с тем чтобы вмешиваться во внутренние дела в любой части страны. Вот она – та реальность, о которой Китай помнит!

Китайцы помнят и о том, как и чем они ответили на полуколониальное и униженное состояние своей страны. Они ответили победой Компартии и строительством Нового Китая. И сегодняшние успехи являются результатом этой политики. Ответ не был моментальным. Он растянулся во времени, растянулся на десятилетия. Но он был более чем убедительным. Социализм в Китае стал ответом на ту колониальную политику, которая когда-то привела к его разделу. 

Сейчас Китай оценивает ситуацию вокруг Тайваня и реагирует на неё. Он выстроит свою реакцию «вдолгую». КНР уже усилила военное присутствие в данном регионе. Теперь её военных кораблей, самолётов и военнослужащих там будет сосредоточено гораздо больше. И это будет создавать гарантии от новых провокаций.

 

- Как может измениться отношение материкового Китая к Тайваню? Стоит ли ожидать каких-то военных действий?

– Думаю, что на этом этапе нет. Китай привык решать большие проблемы путём постановки созидательных задач и своего экономического развития. Сама жизнь показала, что это очень эффективный метод. По паритету покупательной способности экономика КНР, как известно, уже вышла на первое место в мире. Благодаря растущему экономическому могуществу Китай решает многие задачи, в том числе и политико-идеологического свойства. 

КПК сделала привычной практикой проведение различных форумов межпартийного характера. Пекин инициировал конгрессы партий всего мира, а недавно по поручению руководства КПРФ я участвовал в саммите политических партий стран БРИКС. Со стороны России в нём участвовали четыре парламентских партии – «Единой России», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Со всеми у КПК имеются межпартийные контакты. Такие форматы для Компартии Китая – вещь привычная и хорошо знакомая. 

Что же касается контактов с идейными единомышленниками из других стран, то здесь Китай делал акцент на двусторонние соглашения. Например, у КПРФ договор о сотрудничестве с КПК существует с середины 1990-х годов. В ходе последнего визита Г.А. Зюганова в Пекин он был продлён на следующий срок. 

И вот – принципиально важная новость. Только что по инициативе КПК прошёл Форум марксистских партий мира. Это относительно новое явление для Китая. Россию представляла Коммунистическая партия Российской Федерации. После приветствия Си Цзиньпина к участникам видеоконференции Г.А. Зюганов выступил в тройке лидеров. Генсек Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонг, лидер Компартии Кубы Мигель Диас-Канель и Геннадий Зюганов были первыми, кто выступил с приветственными речами на форуме, собравшем свыше 300 участников. Свыше 100 партий было представлено на этой встрече. Она продемонстрировала, что Китай будет ещё более уверенно работать не только с правительствами разных стран, но и с родственными оппозиционными партиями. 

Одновременно форум стал элементом подготовки к XX съезду КПК. Мы видим, как много внимания в Китае сейчас уделяется вопросам теоретическим, идеологическим, идейным, как усиливается значение институтов марксизма, как повышается роль Академии общественных наук, как работает ЦК КПК со своими интеллектуальными центрами, чтобы получать разработки, экспертизы, аналитические и информационные материалы. Думаю, что для Компартия Китая прошедший форум – это ещё и способ познакомиться с идейными оценками родственных партий перед тем, как свои политические оценки даст съезд КПК, где будет доклад Си Цзиньпина и состоятся важные решения. Китайцы привыкли подводить серьёзную основу под те политические задачи, которые они формулируют.

Таким образом, мы наблюдаем интересные процессы. Хочу обратить внимание ещё на один момент. Почему Вашингтон так агрессивен в отношении Китая? Ведь это всё не спонтанно. Курс США базируется на конкретных решениях. Есть стратегические документы, связанные с оценкой угроз их национальной безопасности и возможными ответными действиями Вашингтона. В их материалах и документах тройка угроз всегда одна и та же – Россия и Китай всегда занимают первое – второе места, а третье место занимает Иран, которому Вашингтон отводит роль главной региональной угрозы. Но что интересно? Когда речь идёт о России, американцы говорят – «Россия», об Иране – «Иран», а о Китае говорят – «Коммунистическая партия Китая». То есть Китай воспринимается не просто как экономический конкурент, а как альтернативная модель развития – социального, общественно-политического, экономического. 

Под противоборство подвёрстывается идеологическая основа. Со времён Трампа антикоммунизм возвращён в официальную американскую политику. Ранее он был востребован, когда для США вели борьбу с Советским Союзом. Но когда место СССР заняла ельцинская Россия, тема борьбы с коммунизмом для Вашингтона потеряла актуальность. Однако сейчас, в связи с ростом Китая, она вновь актуализируется.

Американцы решают задачи не только экономического, но и идейно-политического, идеологического соперничества с Китаем в разных регионах мира. Именно поэтому в качестве главной угрозы они называют не просто КНР, а Коммунистическую партию. Это фундаментальный момент, который предопределяет неизбежность конфликта США с Китаем. Поэтому-то и бессмысленно говорить о каких-то «ошибках» в политике Вашингтона, которые «можно исправить». Нет! Это вещь неисправимая и фундаментальная, потому что социалистический Китай предлагает планете принципиально иной образ будущего, нежели капиталистические Соединённые Штаты. И здесь потенциал конфликтности будет усиливаться.

 

- Оценивая итоги визита Пелоси на Тайвань, либеральная часть российского общества утверждает, что Вашингтон «показал, кто в доме хозяин», а Пекин «умылся»…

– Я, конечно же, слышал эти оценки… Никто ведь не отменял информационную войну… В России либералы загнаны сейчас в такой узкий коридор возможностей, у них так мало аргументов, чтобы пропагандировать свою позицию, что они хватаются, как за соломинку, за разные факты. И ситуацию вокруг Тайваня оценивают именно с этой точки зрения. 

Они забывают о том, что у Китая есть своя внутренняя жизнь. Любая страна, если она не переживает какие-то особые периоды своей истории, прежде всего думает о внутренней политике, а потом уже о внешних проблемах. В Китае успешно решаются задачи, направленные на то, чтобы мобилизовать общество на развитие, на противодействие внешним угрозам, на противостояние с США, на решение созидательных задач, на укрепление роли партии, на повышение авторитета команды Си Цзиньпина в преддверии XX съезда. 

Сегодня, когда китайское общество отмобилизовано, нет никаких сомнений, что это даст новые импульсы социальному и экономическому развитию, политической консолидации страны. А это значит, что и уже завтра – послезавтра США будут иметь гораздо меньшие конкурентные возможности по сравнению с Китаем, чем сейчас. И Пекин это понимает. Там мыслят именно такими категориями. Там не думают, как сегодня «срочно отомстить» Тайваню за то, что они приняли Нэнси Пелоси. 

Нужно просто проникнуться логикой Пекина. Вы позволили это себе? Вы позволили неадекватные действия в отношении Китая? Вы попытались Китай оскорбить? Дайте нам время, и мы вам обязательно ответим. Но не мелкими подлыми укусами или уколами, которые позволяет себе Белый дом. Мы ответим вам «по полной программе»…

 

- Как обострение противостояния США и Китая отразится на российско-китайских отношениях?

– Компартия России не раз говорила о том, что неолиберальный курс для России губителен во всех смыслах – и в экономическом, и в социальном, и в политическом. В плане приоритетов международной политики тоже. Мы ведь видели эту сдержанность, связанную с поворотом на Восток, даже тогда, когда он уже стал декларироваться Кремлём. Как мы понимаем, это связано с тем, что внутри правительства есть немало людей, заряженых либеральной идеологией. Для них максимально широкое, глубокое сотрудничество с КНР, которая предлагает социалистическую модель развития, неприятно, неприемлемо, нежелательно. 

Но сегодня Запад сделал всё сам. И те, кто в российском руководстве ранее не желали разворота на Восток, теперь вынуждены им заниматься. В противном случае они не решат тех задач, которые стоят перед ними по развитию конкретных сегментов экономики. Прямо скажем, сегодня у России нет возможности быстро импортозаместить многое из того, что приходило с Запада, собственной продукцией. Конечно, КПРФ настаивает на развитии своих отраслей экономики, но «импортозамещать» многие вещи объективно придётся с Востока. Думаю, что теперь этот разворот будет происходить быстрее и увереннее, а дел будет больше, чем слов, хотя ещё недавно слов было больше, чем дел. 

Очень важно, что Китай занял взвешенную позицию по украинскому вопросу. Разве у китайского бизнеса не было своих интересов на Украине? Конечно, были. Китай привык дружить со всеми, с кем, во-первых, такая история дружбы была и, во-вторых, с кем дружить перспективно. Украина – это ведь тоже выходец из Советского Союза, как и Россия. Поэтому Китай долгое время рассматривал Украину как осколок СССР, с которым можно и нужно выстраивать отношения. Почему КНР торгует с Германией, с Грецией, с Испанией, но не может торговать с Украиной? Для большого Китая с большими интересами вполне естественно что-то продавать Украине, что-то там покупать, осуществлять производственную кооперацию с отдельными заводами, фабриками. Поэтому у Китая были свои интересы на Украине. 

Но тем важнее и ценнее, что в условиях специальной военной операции, Китай спокойно и уверенно занял позицию, которую все в мире «прочитывают» однозначно – Пекин готов поддерживать Москву в том конфликте, который по поводу Украины случился между Россией и НАТО. Антинатовская риторика в устах китайских политиков звучит всё более откровенно. В ней всё меньше косвенных намёков и все больше прямых оценок. 

Было бы странно, если бы всё складывалось по-другому. Посмотрите, не так давно состоялся саммит НАТО, где западные стратеги впервые, оценивая угрозы для своего блока, обсуждали Китай. Да, многие это делали в осторожных формулировках. Тем не менее, Китай обсуждался именно как «угроза» для НАТО. Но с какой стати? Ведь НАТО создавался как региональный блок. Смысл существования НАТО – обеспечить безопасность государств, входящих в его состав. Это Европа и Соединённые Штаты. При чём здесь Китай? Китай не граничит с европейскими государствами, а значит, казалось бы, прямого пересечения интересов у КНР с НАТО быть просто не может.

Тем не менее, акценты натовцы с подачи Вашингтона теперь расставляют по-другому. Неужели Пекин этого не слышит? Конечно, слышит и отвечает. Россия и Китай имеют не только растущий товарооборот, но историю дружбы советского и китайского народов, а наше соседство представляет собой уникальное явление. Будучи соседями, Россия и Китай имели очень немного периодов конфронтации. А для соседей ведь конфронтация зачастую характерна. Достаточно посмотреть на наши отношения с Польшей, чтобы это понять. Соседство родственных славянских народов обернулось тем, что многие великие державы стали его использовать в своих интересах, поддерживая враждебные России силы. Здесь у нас с Китаем тоже очень хороший бэкграунд, хорошая история взаимоотношений. 

Всё это сейчас накладывается на необходимость совместно противостоять Соединённым Штатам. И дело не просто в соперничестве одних стран с другими. Действия США в принципе взламывают всю систему международных отношений. Над её созданием и Советский Союз, и Китай немало поработали. Я не случайно упомянул о событиях 1971 года, когда ООН принимала резолюцию об «одном Китае». И вот теперь вся система международной безопасности взломана – так быстро и так цинично. Это случилось даже не за несколько десятилетий, а за несколько лет благодаря господам из Вашингтона. 

А кто не будет чувствовать угрозу для себя в этой ситуации? И малые страны, такие как Куба, Никарагуа или Венесуэла будут чувствовать эту угрозу. И Китай будет её чувствовать. Все видят, что США не хотят связывать себя никакими обязательствами. Сейчас только на фоне остроты ситуации с Россией и обострения вокруг Тайваня Байден вдруг вспомнил о том, что договор СНВ-3 истечёт через три года и предложил Москве переговоры о том, как его продлить. Выглядеть «ястребами» постоянно команде демократов не хочется. Иногда нужно поработать и на ту часть американского электората, которая хотела бы менее воинственной риторики от руководства своей страны… Посмотрим, во что это выльется. 

Начнутся ли переговоры? Наш МИД по существу сообщил о том, что пока что из Вашингтона слышатся только политические заявления. По дипломатическим каналам конкретных предложений продлить СНВ-3 Москва не получала.