Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 1 (71) 2024


«Россия-БРИКС»

 
авг 22, 2023

Cказка становится былью


Текст: Олег Давтян

 На протяжении своей многовековой истории китайский народ умом и талантом внес огромный вклад в развитие человеческой цивилизации.  После образования Китайской Народной Республики в 1949 году, и, в результате проведения политики реформ и открытости, опираясь на всенародную поддержку, страна добилась выдающихся успехов в политике и в экономике, в науке и технике, в культуре и образовании. Российско- китайские отношения превратились во всеобъемлющее стратегическое партнерство и крепкую дружбу двух братских народов.

 

Старый друг лучше новых двух

Мое знакомство с Китаем началось в 1987 году, когда в нашем городе открылось Генеральное консульство Китайской Народной Республики. С первых дней мы - российские дипломаты, работающие в Представительстве МИД СССР в Ленинграде - старались окружить теплом и вниманием коллег, приехавших к нам издалека. Мы часто встречались, ездили на экскурсии, вместе отдыхали на природе и, главное, нам было о чем говорить, что обсуждать, вместе искать решение новых проблем, которых к тому времени у нас и у наших друзей накопилось немало.

В те годы в России ломались прежние устои жизни, одна политико- экономическая концепция сменялась другой, а власти так и не могли найти ответ на вопрос, какая модель развития была бы наиболее подходящей. В Санкт-Петербург зачастили советники из стран Западной Европы и США, а в Смольном повсюду звучала английская речь. Из их советов ничего путного не вышло, свободных зон в нашем регионе так и не случилось, а рядовому обывателю, жизненный уровень которого неуклонно снижался, от реформирования всего и вся становилось ни жарко, ни холодно.

Тем не менее, ответственные политики, и, прежде всего, тогдашний председатель Комитета по внешним связям города – нынешний Президент России - параллельно начали присматриваться к китайским реформам и даже ездили изучать опыт. В мае 1991 года Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь был приглашен в Советский Союз, где подписал совместное коммюнике, в котором говорилось о том, что страны имеют право выбирать свои социально-экономические и политические системы, и это не должно влиять на нормальные отношения и сотрудничество между ними. Так завершился 30-летний период российско- китайской идеологической конфронтации, а торгово-экономическое и гуманитарное сотрудничество стало набирать темп.

Впервые мне посчастливилось приехать в Китай в 1993 году как руководителю делегации дипломатических сотрудников Представительства МИД России в Санкт-Петербурге. В 1995 году меня пригласили в Шанхай для подготовки выставки произведений петербургских художников – реалистов, картины которых стали особенно востребованы в Китае после многих лет господства в искусстве приверженцев абстрактной живописи. Потом практически ежегодно я приезжал в КНР, в основном, в составе групп журналистов. Итогом поездок, организованных Генеральным консульством КНР и Санкт-Петербургской Ассоциацией международного сотрудничества стали специальные выпуски журналов «Консул», в том числе и на китайском языке, а также книги и альбомы, радио и телепередачи. За одну из книг - «Шанхай глазами петербургских журналистов» ее авторы были удостоены премии Правительства Санкт- Петербурга.  Помнится, что за участие в фотоконкурсе, объявленном газетой «Женьминь жибао», я также получил приз, который лично вручал представитель Посольства КНР.

 

В поисках истины

Собираясь в одну из очередных поездок, я вновь поставил перед собой задачу понять, почему эта миллиардная и многонациональная страна развивается, в отличие от нас, так успешно?  В чем секрет успеха, изумляющего мир?

Известно, что в результате прихода к власти влиятельных политиков во главе с Дэн Сяопином произошла переоценка многих ценностей, в том числе таких базовых, как социалистическое планирование. В тот период сменились три концепции планирования – рыночное регулирование (1978–1984), переход к плановой товарной экономике (1984–1991), а, затем, к социалистической рыночной экономике. После этого Китай успешно провел Олимпийские игры, саммит «Большой двадцатки», а китайские космонавты успешно совершили выход в открытый космос и начали осваивать Луну.

Когда началась реализация масштабного проекта «Великий шелковый путь», Генеральное консульство КНР совместно с Ассоциацией международного сотрудничества и Обществом российско- китайской дружбы предложило петербургским журналистам проехать по Синьцзян-Уйгурскому  автономному району, побывать в провинциях Цзилинь, Шандунь и Хунань,  чтобы своими глазами увидеть, как преобразуются города и села, растет качество жизни, возрождаются наши экономические, культурные и  дружеские связи. Чтобы, наконец, понять и рассказать своим читателям, как успешно воплощается в жизнь «Китайская мечта».   

 В один из вечеров мы были в гостях у сотрудников местной Канцелярии по иностранным делам. Угощение блюдами национальной кухни происходило в сопровождении самодеятельных артистов, а когда концерт закончился, нам предложили вместе спеть любимые китайцами советские песни: «Уральская рябинушка», «Подмосковные вечера», «Ой цветет калина» и многие другие. Раздали тексты на двух языках, микрофоны, и песням, казалось, не будет конца…В конце дня прогулялись по самым оживленным улицам, поражаясь исключительной организованностью людских потоков и чистотой уличных торговых точек. Никто не дергал за руку, не зазывал покупателей, не мусорил и не орал. Как будто все были родственниками друг другу или, по крайней мере, хорошо знакомыми.

И каждый вечер, любуясь улицами и набережным ярко освещенных  городов и поселков, я всякий раз  сожалел о потерянном времени: ведь все это великолепие - красивые дома, прекрасные дороги, сады и парки строились в годы,  когда более четверти века мы  вели пустопорожние споры о  путях развития своей страны.  Вспоминая «громадье» волюнтаристских  планов от Хрущева до Горбачева ,  уместно привести здесь одно из высказываний Мао Дзэдуна, понятно объясняющее успехи одних и неудачи других: «Всякая работа, требующая участия масс, выльется в пустую формальность и закончится провалом, если массы не осознали необходимости этой работы и не проявили желания добровольно в ней участвовать…». Эти слова прозвучали на одной из встреч в городе Чанша – близ провинции Хунань – на родине Мао.

Конфуцианство, ставшее главной духовной скрепой Китая, возвело идею бескорыстного государственного служения, свободного от всякой материальной заинтересованности в ранг основных идеологических ценностей и национальных традиций. Ведь хорошо известно, что, когда традиции умирают, ни территория, ни язык, ни «отеческие гробы» уже не дают ощущения Родины. Люди, не сходя с места, вдруг оказываются на духовной чужбине и неизбежно перестают отождествлять себя и свою жизненную перспективу со своей страной. В Китае этого не случилось и, как стало ясно из встреч и бесед с местным населением, и не случится.

          Объясняя причины китайских успехов многие говорят, будто бы Китай со времен Дэн Сяопина стал строить капитализм, поэтому и богатеет.

В ходе очередной поездки в Шанхай в разговоре с профессором университета Чень Сянем я прямо спросил: «Что же строят китайцы -- капитализм или социализм?». Профессор задумался, и ответил так: «Если бы наши руководители придерживались какой-то одной доктрины, Китай никогда бы не достиг таких успехов. Без элементов капитализма немыслимо развитие экономики, а без социализма немыслима социальная справедливость. Из каждой системы надо брать положительные элементы. Наши реформы чем-то похожи, но реформируя отжившие элементы системы, мы пристально следим за тем, чтобы эти изменения не привели к обнищанию одних и чрезмерному обогащению других. В отличие от России, - сказал профессор, - мы начали не с политических, а с экономических преобразований. Получив от Центра большую самостоятельность, мы построили метро, современные гостиницы и высотные дома, модернизировали производство, транспортную систему, привлекли инвестиции, которые способствовали улучшению качества жизни всех горожан, а не отдельных групп. В результате нам удалось разбудить инициативу населения, которое отчетливо видит результаты своего труда и верит в перспективу».

На первый взгляд, все, о чем говорил мой собеседник, казалось очевидным: ведь и в России регионам тоже предоставили большую самостоятельность, однако в результате активного развития некоторых из них, а также неправедной приватизацией всенародной собственности, разрыв в доходах между бедными и богатыми гражданами продолжает увеличиваться, давно перейдя критическую черту. Поэтому вполне естественным был мой следующий вопрос, как руководству Шанхая удалось избежать социального конфликта, вселить в людей веру в успех реформ?

По мнению профессора, принципиальная разница в китайских и наших подходах заключается в том, что Китай стал внедрять реформы постепенно, а не методом «шоковой терапии. Он сравнил их проведение с ездой на автомобиле: «Если автомобиль не прочный, то, натолкнувшись на препятствие, развалится. Китайским реформаторам пришлось двигаться осторожно, в то время как российские неслись на огромной скорости».

           Выбрав путь построения рыночной экономики, где разница между бедными и богатыми неизбежна, Китай принял ряд мер, в том числе по созданию условий для оказания бесплатных медицинских услуг, бесплатного образования, стабильных цен на питание, одежду и коммунальные услуги. В Китае все еще есть бедные, но их становится все меньше и меньше.

Руководство страны поставило задачу – к середине столетия, а то и раньше полностью искоренить бедность. В Нинся – Хуэйском автономном районе и в провинции Шэнси я увидел множество красивых благоустроенных домов – коттеджей с приусадебными участками, предназначенными для тех, кого переселяют из беднейших и экологически опасных районов, где уже давно нет возможности ни работать ни учиться, земля не плодоносит, нет дорог, школ и больниц. Программа переселения действует уже 10 лет. Всем переселенцам дают безвозвратный кредит. Нам показали кукурузные и рисовые поля, на которых трудятся приезжие, виноградники, где производят знаменитые китайские вина. С 2001 года, когда начали активную борьбу с нищетой, в общей сложности было переселено более 8 миллионов человек из 20 провинций.

           

Лучше город - лучше жизнь

Задолго до открытия Международной выставки ЭКСПО-2010, которая, как известно, прошла под девизом: «Лучше город -- лучше жизнь». мне удалось побывать на стройплощадке. В плотно застроенном городе свободная территория площадью 5,28 квадратных километров образовалась путем расселения старых домов, где проживало более 18 тысяч человек. Естественно, не всем хотелось покидать обжитые места, но власти проявляли терпение и вели «наглядную агитацию», показывая, например, на мониторах новые кварталы и дома, разъясняли преимущества новой жизни и пользу для города и горожан от этой стройки. Власти позаботились и о сохранении на выставочном пространстве памятников архитектуры: старых заводских корпусов, музейных объектов, создании там «гармоничного города», в котором бы, по замыслу проектировщиков, царила гармония между человеком и природой, между прошлым и будущим, между людьми.

Китайские территории активно осваивают и иностранные компании. В этой связи мне вспомнилась давняя поездка в приморский город Шеньжень, что на границе с Гонконгом, который был еще под английским управлением. В начале 1990-х годов в Шеньжене, была создана одна из первых свободных экономических зон, а вся территория оказалась застроенной предприятиями западных компаний и непривычными для глаз высотными зданиями. И там китайские руководители проявили мудрость, сделав все, чтобы местные жители, работающие на иностранных предприятиях, чувствовали себя комфортно в чуждом пространстве. Власти нашли средства на строительство в Центральном парке макета наиболее известных символов Китая, чтобы рабочие и их дети, гуляя городу, могли постоянно ощущать гордость за свою древнюю и могучую страну.

В одном из выпусков журнала «Консул» мы провели медиа-мост «Петербург— Шанхай» с участием руководителей генеральных консульств обеих стран. На вопрос, касающийся оценки уровня жизни, оба дипломата ответили практически одинаково: если в среднем на одного жителя мегаполиса приходится 20 квадратных метров жилой площади, если город предоставляет своим жителям, вне зависимости от толщины кошелька.  широкие возможности для труда и отдыха, то, как у «новых» так и у «старых», шанхайцев поводов для оптимизма может быть более, чем достаточно.  

Китай удивляет и скоростью строительных работ. Я видел, как в цехах корпорации BROAD Group, изготовляют конструкции, с помощью которых за пару недель можно построить 60 этажное здание, способное выдерживать десятибалльное землетрясение, с полной отделкой, включающей водоемы  на этажах с золотыми рыбками и плавательными бассейнами на крышах.

       Стоимость нового жилья в Китае относительно невысокая, причем на приобретение квартиры можно взять кредит всего под четыре процента годовых, да еще с рассрочкой до 30 лет, что при стабильности юаня и цен на основные продовольственные и промышленные товары является вполне доступным и для большинства трудящихся.

     Цены на жилье «сбивают» вполне цивилизованными методами: например, запрещают покупать квартиры иностранцам, если они прожили в  данной местности менее года, приобретать жилье на подставных лиц, а также устанавливают огромные налоги для тех, кто продает квартиры до истечения трехлетнего срока со дня приобретения. И еще одно достоинство новостроек -- при сносе старых домов во многих местах городские власти разбивают скверы и парки. Землей в Китае торговать запрещено на том основании, что она принадлежит всем жителям города и страны. Хочешь участок -- пожалуйста, но только в долгосрочную аренду, а не в личную собственность. Так устраняется еще одно противоречие между бедными и богатыми. За последние 15 лет в Китае построено 1075 небоскребов. Последний из них Международный финансовый центр Пинань высотой 600 метров сдан в эксплуатацию в 2016 году.  И на все эти объекты можно прийти любому китайцу, не натыкаясь на цепкий и оценивающий взгляд охранника, и любоваться видами городов с птичьего полета. Жители гордятся такими сооружениями еще и потому, что средства от налогов, которые выплачивают инвесторы, не оседают в карманах чиновников, а вкладываются в новые социальные программы, в медицину, в красивые сады и парки, благоустроенные дороги, где практически не бывает пробок из-за правильно организованных эстакад в трех и даже четырех уровнях.

Старшее поколение помнит, как в советское время рабочие и крестьяне запросто приезжали отдыхать в черноморские дома отдыха и санатории, любовались дворцами, где за сущие гроши можно было поправлять здоровье. А, возвращаясь в коммуналки, свято верили, что совсем скоро и их жилье станет таким же благоустроенным. В Китае, по крайней мере, в его крупных промышленных центрах, и эта сказочная мечта сбывается. Нам показали новое жилищное строительство, включая – «кондоминиумы», состоящие из трех-пяти многоэтажных зданий, отделанных современными строительными материалами, с коваными решетчатыми балконами и застекленными лоджиями, с благоустроенными дворами. Все новые дома обнесены ажурными заборами, у ворот стоят охранники в красивой униформе. Дворы утопают в зелени, по стриженым лужайкам можно запросто гулять босиком, любоваться искусственными прудами с золотыми рыбками и черепахами. Квартиры, как правило, большие, в среднем от 70 до 200 квадратных метров, изначально оборудованные кондиционерами, спутниковыми антеннами. Впечатляет и качество отделки. Для жильцов первых этажей предусмотрены мини-садики, куда можно выйти прямо из квартир. Не забывают и об офисных зданиях: на верхних этажах и на крышах сооружены бассейны и сады, где можно отдохнуть, пообщаться с коллегами.

 

Государство - это мы

 Вся история двадцатого столетия дала множество примеров того, что Запад никогда не протягивал руку дружбы ни царской, ни советской ни нынешней России, причем даже в годы самых тяжелых испытаний. Вспомним, хотя бы, с каким трудом выстраивалась антигитлеровская коалиция, а спустя много лет после войны, именно из Европы изгонялись и в настоящее время изгоняются памятники советским солдатам-освободителям. Что касается Китая, то здесь, напротив, свято чтут память солдат Красной армии. Конечно, были в нашей совместной истории и темные страницы, когда враждебные силы пытались посеять рознь между нами. Однако,  этот период быстро закончился, не оставив глубоких рубцов в народной памяти, а тогдашний руководитель КНР и  сегодня пристально смотрит с огромного портрета, установленного на главной площади столицы, где в 90-е годы провалилась вражеская затея организовать в присутствии Михаила Горбачева государственный переворот с непредсказуемыми для огромной страны последствиями.

После этого события мнения наших людей по отношению к Китаю разделились. Большая часть по-прежнему воспринимает Китай как наглядный пример эффективного функционирования социалистического государства, а меньшая часть почему-то увидела в реформах Дэн Сяопина исключительно милый их сердцу возврат к капитализму. Поэтому до сих пор не утихают споры по этому поводу, несмотря на то, что Компартия КНР вновь дала четкое определение существующей в стране системе – «социализм с китайской спецификой», главным достоинством которой является физическое и нравственное здоровье нации. Его нельзя измерить, как это, порой, делается у нас, количеством автомобилей или мобильников или же возможностью выезда на зарубежные пляжи. Важно то, что китаец воспринимает государство как свой дом, в котором уютно и безопасно живется, куда можно прийти, чтобы получить защиту, восстановить справедливость. Место это называется народной властью. Это еще одна примета нового Китая. Одной из главных задач дальнейшего развития, прозвучавшей в ходе XX съезда КПК - к 2035 году Китай «в основном завершит реализацию социалистической модернизации», а уже к середине века «превратится в сильную, модернизированную социалистическую державу».


Китай и мир

 Впрочем, путь к этой благой цели будет тернист. Впереди новое руководство Китая ждут «сильные ветры, неспокойные воды и опасные штормы». И создает эти вызовы и угрозы нынешняя недружественная международная обстановка.

После распада Советского Союза и крушения биполярной системы международных отношений, политическое руководство КНР, исходило из того, что международный порядок, при котором США – единственная сверхдержава – будет явлением временным и просуществует, возможно, одно или два десятилетия и будет заменен другой моделью миропорядка, основанного на многополярности, которая предполагает появление на международной арене нескольких центров регионального притяжения, в частности таких как Китай, Япония, Европа и Россия, которые будут представлять собой независимые «полюса», способные сделать  вызов американской мощи и амбициям. Как отметил на  недавней 11-й Московской конференции по международной безопасности член Госсовета КНР, министр обороны Ли Шанфу «Председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул инициативу в области глобальной безопасности, предложив отстаивать концепцию общей, комплексной, кооперативной и устойчивой безопасности, идти новым путем, для которого характерны диалог, а не конфронтация, партнерство, а не создание блоков, общий выигрыш, а не нулевая сумма».

Факты подтверждают, что Китай и Россия являются хорошими друзьями и партнерами. По словам Министра иностранных дел КНР Ван И, в настоящее время наиболее важные задачи для обеих сторон – «дальнейшая реализация важного консенсуса, достигнутого главами двух государств, и содействие дальнейшему развитию китайско-российских отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху».

Подобное мнение высказал и экс - посол России в КНР, известный китаевед Андрей Денисов, который в одном из интервью заявил, что, несмотря на нынешние идеологические различия и разные подходы к практике внедрения и использования рыночных механизмов, «наши народы не стали друг другу чужими. Более того, русские все более активно осваивают китайские, а китайцы - российские просторы, создавая совместные предприятия, открывая фирмы, общаясь на все более понятном друг другу языке дружбы.  Надо стремиться к тому, чтобы наши страны меньше зависели от воздействия неблагоприятных изменений в мировой экономике. И самое главное, надо просто больше над всем этим работать».

          В давно забытой советской песне есть такие вдохновляющие, зовущие на подвиги слова: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…».

     Теперь эта песня все громче звучит в Китае.