Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 1 (71) 2024


«Россия-БРИКС»

 
фев 02, 2024

Сергей Марков: «Потерпим поражение в спецоперации – будете сидеть в окопе на сибирско-китайской границе!»

«Чтобы год стал переломным, мы должны начать выигрывать. Настоящая армия — это не та, которая хорошо обороняется. А та, которая хорошо обороняется, а потом начинает наступать. Мы такой перелом пока не совершили. Мы находимся сейчас не в состоянии после Сталинградской битвы, а в состоянии после Московской битвы во время Великой Отечественной войны. Мы пока отбились, нас не разгромили», — считает политолог Сергей Марков. О том, почему мы не сделали достаточно шагов для мира, но нельзя исключать перемирие, по какой причине Запад превратился в монстра, но это, возможно, не навсегда, а также о выборах президента РФ в стиле нирваны он рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

 

Сергей Марков: «Как холодно, с недоверием Путин относился к американским чиновникам, которым уже тогда стало ясно, что пришел человек, с которым они не смогут сладить» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Они считают, что совершили колоссальную ошибку, позволив России вырваться из 90-х годов»

— Сергей Александрович, какие события, на ваш взгляд, были наиболее важными в 2023-м?

— Самое запомнившееся — наш разгром украинского контрнаступа. Это событие изменило судьбу России. Оно по времени заняло 5–6 месяцев, в нем прямо принимали участие около полумиллиона наших людей, а косвенно — еще несколько миллионов человек. Это обеспечило перелом в важнейшем событии, которое определяет жизнь нашей страны, — спецоперации. Раньше я говорил, что 2022 год был катастрофическим для России, когда ей нанесли множество сильнейших ударов и она их пропустила. При развитии тех тенденций, которые были в 2022-м, РФ могла вообще исчезнуть.

Действительно, нельзя нанести военное поражение ядерной державе. Но никто не собирался вести ядерную войну. Речь идет о гибридной политической войне против нас. Есть формула: Россию нельзя победить, но ее можно обмануть. Запад хотел именно такую комбинацию победы и обмана провернуть, и у него это получалось. План достаточно очевиден — нанесение военного поражения нашей стране на той территории, которую они считают Украиной, а мы — Россией. С нашей точки зрения, сейчас 95 процентов боевых действий ведется, кроме маленького кусочка Харьковской области, на территории РФ.

Они хотели изгнать нас с тяжелейшими потерями в живой силе, обеспечить тяжелейшие условия мира, когда Россия сдала бы часть Новороссии, Донбасс и Крым. Потом за счет обрушения рейтинга Владимира Путина и власти в условиях нарастания хаотических явлений обеспечить смену режима. После этого их план состоял в том, чтобы создать в РФ вечные 90-е годы. Они считают, что совершили колоссальную ошибку, позволив России вырваться из 90-х, привести к власти путинскую команду, которая перестала слушаться Запад…

— Но не сразу. Путин уже давно у власти.

— По ряду параметров — сразу. Я напомню, есть мемуары тогдашнего замгоссекретаря Строуба Тэлботта, где он рассказывает о встречах Клинтона с Путиным и Ельциным. Встречи радикально отличались. Как холодно, с недоверием Путин относился к американским чиновникам, которым уже тогда стало ясно, что пришел человек, с которым они не смогут сладить. В первые недели Путина у власти они увидели, что он настроен антиамерикански. Потом Путин вместе с командой сломал олигархов — весной 2000 года. А затем президент занялся воссозданием ракетно-ядерного потенциала России. Это то, чем занимались Путин, Сергей Иванов. Таким образом, уже в самом начале путинская команда была антиамериканской.

Не все у американцев получается. Я больше 10 лет работал в различных американских структурах. Когда говорят: «Марков получал американские гранты», — я отвечаю: «Вас кто-то дезинформировал. Я их распределял». Потом я работал 20 лет с администрацией президента и 6 лет с Советом Европы. Я могу сказать со всей определенностью: бардак везде. Надо отдельно изучать, чем отличаются бардаки в разных странах и структурах. Американский, европейский и российский бардаки сильно отличаются друг от друга. Если коротко, то главная особенность европейского бардака в том, что все тонет в чудовищной бюрократии. Главная особенность американского — они абсолютно самоуверенны, что являются посланцами Господа Бога на земле. А главная особенность русского бардака в том, что мы надеемся на авось.

Так у нас получилось и со спецоперацией, и с либеральными реформами. Американцы тоже провалились: они были уверены, что Россия никуда не денется, что она потихоньку волочится, а они будут ее контролировать. Наоборот, им хотелось, чтобы она даже получше функционировала, являлась менее коррумпированной, чтобы экономический рост был и население не взбунтовалось. Экономический рост выгоден американцам, если Россия дружественная, поскольку это позволяет приходить их компаниям и получать здесь рынки сбыта, прибыль и так далее. Американцы из-за своей самоуверенности не думали, что может что-то возродиться в РФ. Сейчас они считают так: было колоссальной ошибкой допустить возрождение России, поэтому нужно окончательно решить этот вопрос — вернуть РФ навсегда в 90-е годы, чтобы была разгромлена военная, атомная, ракетная промышленность, чтобы разделить нашу страну на 10–15 государств. Эксперты по заказу уже придумали сибирский язык и создали сибирский батальон в рамках ВСУ. Они уже готовятся к этому, даже Сибирь, думаю, поделят на несколько кусочков. Вот такую они уготовили судьбу России. В катастрофический для России 2022 год они сделали много шагов в данном направлении и хотели идти дальше, добивать нашу страну. Но этот план провалился.

— Значит, можно сказать, что 2023-й стал переломным?

— Чтобы год стал переломным, мы должны начать выигрывать. Настоящая армия — это не та, которая хорошо обороняется. А та, которая хорошо обороняется, а потом начинает наступать. Мы такой перелом пока не совершили. Мы находимся сейчас не в состоянии после Сталинградской битвы, а в состоянии после Московской битвы во время Великой Отечественной войны. Мы пока отбились, нас не разгромили. Их план блицкрига 2023 года провалился.

— Так и наш блицкриг не удался.

— Наш провалился еще раньше. Их план был в том, чтобы разгромить нас в 2023 году, потом разделить страну, сменить режим и убрать Путина. Тут я замечу, что есть люди, которые думают: «Что же в этом страшного? Американцы же были у нас главными в 90-е, и ничего плохого не случилось, во всяком случае хоть войны не будет». Я уверяю, товарищи, вы глубоко ошибаетесь. Во-первых, как я сказал, американцы уже другие, они будут делать не 90-е, а вечные 90-е годы. Во-вторых, в их планы вовсе не входит оставить Россию в покое загнивать, они планируют использовать страну, как Украину.

— А нас будут использовать против Китая?

— Правильно — против Китая. Причем довольно быстро. Они выйдут на северную границу с КНР, там будет сформирован проамериканский сибирский режим. Очень быстро у этого режима найдутся причины, по которым Китай виноват.

Некоторые считают, что мы потерпим поражение в спецоперации и будет мир. Ничего подобного! Будет уровень мобилизации такой же, как на Украине. Я напомню, что население Украины в 5 раз меньше, армия примерно такая же, как у нас. Значит, уровень мобилизации там в 5 раз больше. В этом случае и у нас уровень мобилизации станет в 5 раз больше, чем сейчас. И тогда вас, дорогой читатель, заберут в армию, вы будете сидеть в окопе на сибирско-китайской границе. Также я считаю, что будет тактическая ядерная война между Сибирью и Китаем. Если вы пацифист, то очень не советую помогать американцам, потому что это ваш прямой путь в окоп.

Поэтому главный итог 2023 года — этой судьбы мы избежали. Пока.

— Ключевое — пока?

— Нет, то, что мы избежали. Для этого российское руководство совершило огромное количество изменений в 2023 году. Первое и самое главное — сформирована массовая армия. Она на порядок лучше, чем была в 2022-м. Тогда мы действовали так, как все. Мы же идем по пути Петра Первого — учились у западников.

— То есть контрактная маленькая армия.

— Контрактная профессиональная армия, которая проводит спецоперации. У нас были построены две армии. Одна — стратегическая ракетно-ядерная. Вторая — мобильная контрактная армия. Оказалось, что в этой армии просто не хватает солдат. А когда начинаются реальные боевые действия, выясняется, что солдаты не хотят воевать и массово увольняются.

— Зато квартиру в военную ипотеку получили.

— Да. В такую ловушку мы попали. После этого была попытка создать массовую армию путем мобилизации. Причем 2022–2023 годы показали, что и этот вариант плохой. Мы пошли по третьему пути — новая форма контрактной армии, когда у нас берут добровольцев. Мобилизованы 300 тысяч человек, примерно столько же уже было на фронте. И за год набрано примерно 500 тысяч человек. Сейчас набирают именно добровольцев, поскольку это более эффективно, чем мобилизация. Причем эти контрактники принципиально отличаются от прежних. Чем? Тем, что те шли за военной ипотекой, а эти идут воевать.

— Разве эти не за деньгами?

— Они знают, что будут не на тренировочных базах, а пойдут воевать. Конечно, идут и за деньгами. Кстати, есть отдельный вопрос мотивации людей. У нас убеждены, что эти люди идут большей частью за деньгами. Но это не так. Это особенность постсоветского сознания, чуть сдвинутого на проблеме денег. На самом деле мотивация добровольцев комплексная и более сложная. Конечно, деньги в ней тоже есть. Но не только. Одна из важнейших мотиваций — доказать свое мужское начало, реализоваться как мужчина. Мужчина — это не тот, кто любит женщин, мужчина — это еще и боец. Когда он реализуется как боец, он реализует себя как мужчина. Тем более мужчины у нас часто прибитые…

 

«Третий фактор, который у нас есть, — желание стать частью мужской стаи. Люди хотят быть частью стаи, они счастливы раствориться в ней» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Точно так же за Гитлера было 90 процентов немцев в Германии, точно так же сейчас 90 процентов украинцев против России»

— Вам не кажется, что чаще добровольцами идут жители сел, деревень, где работы нет?

— Конечно, это тоже. Деньги также имеют значение. Я вижу, что бо́льшая часть рекламы у нас посвящена деньгам. Я считаю, что недостаточно в ней мотивации «Будь мужчиной».

Третий фактор, который у нас есть, — желание стать частью мужской стаи. Люди хотят быть частью стаи, они счастливы раствориться в ней. Есть гениальный советский фильм «Парад планет», его первая часть как раз об этом, когда люди обычных профессий, как только им говорят: «Военные сборы!», — все бросают и счастливы. Для некоторых участие в войне — это трагедия, но для многих — самые главные и счастливые годы жизни, в которые они реализуют себя как личность и мужчина, когда они растворяются в мужской стае, волчьей стае, которая идет, чтобы сражаться с другой стаей.

Кстати, еще одна мотивация, связанная с этим, — освобождение от свобод. Свобода слишком тяжела для миллионов людей, постоянный выбор, со всеми нужно урегулировать отношения. А здесь не надо регулировать отношения, за тебя думает начальство. Ты растворяешься в стае, и одновременно начальство освобождает тебя от бремени свободы, поэтому можешь спокойно встать в ряды легиона. Это также одна из важнейших мотиваций.

— То есть вы считаете, что настроение в обществе тоже поменялось? Прошлое интервью было полно пессимистического настроя.

— Потому что 2022 год оказался катастрофическим. Люди были колоссально фрустрированы. Десятки миллионов граждан потеряли привычный образ жизни. У каждого на фронте ближний круг общения — 10–15 человек. Поэтому 10–15 миллионов были вовлечены. Сейчас это вошло в привычку и стало новой реальностью для общества. На фронте ситуация кардинально изменилась в 2023 году, в нашей обычной жизни практически ничего не поменялось, но люди привыкли к подобному.

Меня часто спрашивают, как долго это продлится. Возможно, и 10 лет. Нет ничего, что помешало бы такому сценарию. По современным меркам это целая жизнь. Американцы, как главные инициаторы, только в выигрыше. Они продемонстрировали всему миру на примере России, что не надо против них рыпаться. Они дисциплинировали всех своих союзников. Их коалиция — 52 страны «Рамштайн». Они имеют нормальный экономический рост, даже прибыль получают за счет того, что наш газ из Европы выкинули и сами заняли этот рынок. Но это ерунда. То, что американцы получили, многие не понимают. Прибыль от европейского газового рынка — это такая мелочь по сравнению с тем, на чем они заработали. Теперь по всему миру расторгают по политическим причинам контракты, которые должны были заключить с китайцами. На их место приходят американские компании. Эта прибыль в десятки раз больше, чем та, которую они получают, захватив европейский газовый рынок. Плюс Европа — огромное пространство, где американцы получили доступ к госзаказам. Вот где лежат миллиарды прибыли — это намного больше, чем газовые деньги. Поэтому американцы от нынешней ситуации только в выигрыше.

Они же не дают Украине деньги в прямом смысле, доллары туда не везут. Они на эти средства закупают свои старые танки и передают Киеву. В результате существенно обновляют парк военной техники. Это все равно нужно делать. Европа при таком раскладе в чистом проигрыше.

— Я удивляюсь, почему Европе до сих пор это не очевидно.

— Ей все это очевидно. Но Европа показала свою несубъектность.

— Значит, проблема в лидерах?

— Проблема в политических системах, созданных американцами. Они любого лидера сжирают и выкидывают. За редчайшим исключением, когда на окраине Европы в Венгрии проскочил Виктор Орбан. Но я уверен, что его подкупят.

Сразу могу сказать, что американцы будут резко сокращать поддержку Украины. В предыдущие годы они давали примерно 40 процентов финансирования, еще 40 процентов — Евросоюз и около 20 процентов — остальные страны. Сейчас США решили, что ЕС должен помогать значительно больше. Организационной формой финансирования Евросоюзом украинской войны станет принятие Украины в ЕС. Американцы уже приняли решение, и ЕС придется это сделать, потому что сама система вынуждает огромное количество европейских политиков проводить проамериканскую политику. Например, Анналена Бербок из партии «Зеленые». Эта партия фактически филиал Демократической партии США. Джорджа Мелони, премьер-министр Италии, довольно пророссийская тетка. Перед тем как она пришла к власти, ее вызвали и сказали: «Ты должна бросить свои пророссийские штучки, стать проамериканской, иначе премьером ты не будешь. Согласна?» Согласилась. Евросоюз не в состоянии защитить свои интересы.

Вся история России показывает, что мы можем выдерживать такие испытания.

— А наша экономика это потянет?

— Она потянула гораздо больше, чем кто-либо ожидал. Более того, российской экономике очень выгодна спецоперация, так как мы начали вкладывать деньги в свое собственное производство. По итогам 2023 года будет рост…

— 3 процента.

— Вы правы. Это больше, чем в Европе. А рост у нас прежде всего идет в обрабатывающей промышленности, которая растет на десятки процентов. Поэтому нам спецоперация выгодна экономически. А с трудностями и проблемами российское общество в состоянии справиться.

Украина тоже способна выдержать любые проблемы, поскольку она превращена в искусственное фашистское тоталитарное государство. Тоталитарные режимы могут справиться с любыми потерями. Если будут убиты 90 процентов украинцев, 10 процентов продолжат воевать при нынешней политической системе. Я уже не раз говорил о резком переходе украинцев на антироссийскую сторону. Когда-то антироссийски настроенных было 10 процентов, потом из-за пропаганды стало 20 процентов, к началу переворота, 2014 году, антироссийских людей было около 25 процентов. После этого началась интенсивная пропагандистская кампания, и к 2022-му их было около 50 процентов. После 2022-го — почти 90 процентов антироссийски настроенных. Но отчаиваться не надо. Точно так же за Гитлера было 90 процентов немцев в Германии, точно так же сейчас 90 процентов украинцев против России. Это искусственное тоталитарное общество создано американскими политтехнологами. Поэтому украинцев надо рассматривать как членов тоталитарной секты.

— Тем не менее желающих воевать на Украине не прибавилось, у нас постоянно пишут о насильственной мобилизации.

— Как говорят, дурак-то дурак, а мыло не ест. Поэтому Киев, конечно, несет чудовищные потери. Безвозвратные потери на Украине, судя по всему, составляют сегодня около полумиллиона человек. Поскольку население страны около 30 миллионов, включая беженцев, то получается, что каждый 60-й пострадал, среди мужчин — каждый 30-й, а среди мужчин трудоспособного возраста — каждый 15-й. Значит, в окружении каждого украинца есть несколько погибших. Конечно, они очень не хотят идти воевать. Но в чем сила тоталитарного общества? Их отлавливают. Сейчас идут тайные переговоры украинского правительства с властями Польши, Германии о том, чтобы там отлавливали украинских мужчин.

Я считаю, что не надо стебаться над украинскими беженцами в наших СМИ. Во-первых, все они на 90 процентов русские люди. Когда вы стебетесь над украинскими беженцами, вы смеетесь над русскими. Пишут, что они ведут себя по-хамски, но это русские люди. Не оскорбляйте русский народ. Во-вторых, с высокой вероятностью в случае нашего успеха бо́льшая часть Украины войдет в состав России. То есть это наши будущие сограждане.

— Если они вернутся.

— Существенная часть вернется, потому что в РФ жить намного лучше, чем на Украине.

— Но, может, не так хорошо, как в Европе.

— Если ситуация стабилизируется, то пособия в Европе им платить не будут. Если введут визы, оплату жилья, уберут пособия, то 90 процентов украинцев оттуда уедут.

— Но Европа до сих пор подобного не сделала, она содержит беженцев.

— Это наши люди. Поэтому правильно, что пользуются европейскими ресурсами. Это же все равно достается нашим русским людям. Еще замечу: украинец — это не национальность, а состояние русского человека в отсутствие российского государства. Он вынужден болтаться туда-сюда между различными геополитическими силами, обслуживать чужие геополитические цели. Фашист на Украине — это не убеждение, а работа, причем главная работа, которую предоставляет украинское государство.

 

«Недавно умер Генри Киссинджер, который получил Нобелевскую премию за мир во Вьетнаме» Фото: Global Look Press / www.globallookpress.com

«Мы могли бы наступать, но проигрываем 10–15 километров в самых массовых типах артиллерии»

— Вы сказали, что на фронте мы отбились, но перелома не случилось. В прошлом году вы говорили, что есть 6 ключевых городов днепровской жемчужной цепочки: Одесса, Николаев, Херсон, Запорожье, Днепр, Харьков. Добавляли, что если два города из них возьмем, то начнутся переговоры. Мы пока что не взяли ни одного из этих городов из списка.

— Все говорят о переговорах, но их не будет. Недавно умер Генри Киссинджер, который получил Нобелевскую премию за мир во Вьетнаме. Мир во Вьетнаме начался не тогда, когда были переговоры между Южным Вьетнамом и Северным. А когда начались переговоры между теми, кто реально воевал, — между Северным Вьетнамом и Америкой. Эти переговоры, которые вел Киссинджер в Париже, завершились успехом.

Реальные мирные переговоры могут быть только между Америкой и Россией. Американцы, как я сказал, считают, что они в целом по-прежнему выигрывают. Но теперь провал контрнаступа очевиден всем. Сейчас у них вал статей о том, что провал состоялся. Это их вынудит поменять стратегию. Один из вариантов — перевод войны вдолгую, чтобы продолжать 10 лет и за это время обескровить Россию. Второй вариант — «Минск-3».

— То есть остановиться и накопить силы.

— Это перемирие по северокорейскому варианту, чтобы накопить силы, вновь перевооружить украинскую армию и опять начать боевые действия через какое-то время. Мира с РФ сейчас не предлагают, а реальные переговоры начнутся только тогда, когда Российская армия перейдет в успешное военное наступление.

— Почему мы не переходим в наступление тогда?

— Это моя точка зрения, можете рассматривать ее как фантастическую, но она является военно-технической. Я сделал вывод, что в конце 2022 года мы проигрывали, так как наша армия была в 2 раза меньше, чем украинская. Поэтому в Харьковской области ВСУ просто шли мимо наших боевых подразделений, там, где никого не было. У нас не хватало войск. Сейчас эта проблема решена.

Мы разбили огромный потенциал украинской армии при контрнаступе. Теперь мы могли бы наступать, но проигрываем 10–15 километров в самых массовых типах артиллерии. Эта война во многом артиллерии и дронов. Дроны разведывают, а дальше артиллерия наносит удары. Мы в контрбатарейной борьбе проигрываем 10–15 километров. Если мы сможем решить эту проблему, то будем наступать. Если нет, то…

— Как же нам проблему решить? Уже столько видов оружия мы предоставляли, и нет нужного?

— Надо производить большое количество артиллерийских систем, которые уберут преимущество украинской армии. Я надеюсь, что наше правительство именно этим занимается. Мы пробовали сделать это отчасти за счет барражирующих боеприпасов, управляемых авиабомб и дронов типа «Гераней». Но этого недостаточно. Нужны именно сильные артиллерийские снаряды.

— У нас есть подобные разработки хотя бы?

— Вроде есть. Я не помню точное название, боюсь ошибиться. Если у нас не получится, то остается только метод Бахмута и Авдеевки — прогрызания обороны противника. Это именно то, что сейчас происходит.

— Условно, без этих артиллерийских систем нашего большого наступления ждать не стоит?

— Да, без таких систем, которые компенсировали бы преимущество ВСУ, мы пока идти вперед не можем. Может, никогда не пойдем. Может, пойдем уже скоро. Может, уже придумали, накопили снаряды, и в январе или весной начнется наступление. Никто толком не знает. Даже если бы я знал, то не сказал бы. Но я честно не знаю.

 

«Самая главная победа — это крах украинского контрнаступа, у которого было множество причин» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Я полагаю, что мы сделали недостаточно шагов по направлению к миру»

— В 2023 году из громких побед — это, пожалуй, только взятие Артемовска.

— Самая главная победа — это крах украинского контрнаступа, у которого было множество причин. Западники пересматривают стратегию, у них есть несколько вариантов. Осенью 2022 года они взяли за основу такую стратегию: вооружить украинскую армию, и пусть она рывком разобьет российскую, выйдет к Черному морю и Крыму, а тогда можно будет продиктовать условия капитуляции. Этой стратегии дальше следовать уже невозможно.

По поводу западной помощи тоже есть несколько моментов. Во-первых, я хотел немножко покритиковать нас с точки зрения исправления ошибок. Часто слышу о западной помощи Украине — это нарратив антироссийской пропаганды. У нас должны быть свои нарративы, например: они выделяют деньги не на помощь Украине, а на войну на Украине. Не на хорошее дело, а на плохое. Это первое.

Второе. Финансирование будет идти не через США, а через Евросоюз. Американцы станут сокращать финансирование из-за выборов, но при этом нагружать Европу. Та начнет брыкаться, сопротивляться, но это будет форма американского изнасилования.

— Неужели у них никогда терпение не закончится?

— Нет, никогда. Во-первых, в Европе очень много жирка, его еще сбивать и сбивать можно. Во-вторых, она привыкла к этому состоянию, ее руководство находится под американским контролем. В общем, Европа лишена субъектности и возможности принимать решения в интересах своих граждан.

Однако у них есть проблема с оружием. Европа передала уже все советское оружие, что было. Это ужасно, но то, чем мы когда-то снабжали Венгрию, Румынию, Польшу, сейчас воюет против нас. Теперь американские эмиссары ездят по странам третьего мира и там пытаются скупить старое советское оружие. Плюс они начали свои поставки. Но проблема в том, что американская и европейская промышленность не готова к большой массовой войне, в которую они вынуждены втянуться.

— Если они конфликт затянут на 10 лет, то успеют раскрутить и свой ВПК.

— В том-то и дело. Им нужно принять решение, но не на год или два, а сразу на 10 лет. С собственных складов они уже многое забрали, чем подрывают свой военный потенциал, а его нужно восполнять. Их заводы ВПК пока не могут компенсировать эти расходы. Поэтому нужно строить новые предприятия. Чтобы завод построили, надо дать гарантии, что у него будут покупать 10 лет. А это значит, что в бюджет необходимо заложить траты на 10 лет. Это совсем другой уровень бюджета.

— И кто должен это решение принять? Есть мнение, что по конфликту на Украине мы будем договариваться со следующей администрацией президента США.

— Решение станет принимать не администрация президента США, а те, у кого есть реальная власть, — это глубинное государство. Не Байден принимает решение, а оно.

— Есть у него имена и фамилии?

— Имен нет, потому что глубинное государство — это серая безымянная система. Условно говоря, мнение 15 заместителей министра больше значит, чем мнение одного министра.

— Изменится ли ситуация, если, допустим, на следующих выборах в Штатах придут к власти республиканцы?

— Практика показала, что Трамп был противником войны и поддержки украинского режима, противником гибридного конфликта с Россией. Но за четыре года ничего не смог сделать. Все это время отношения США и РФ только ухудшались, поддержка украинского репрессивного режима шла на всех парах. И Трамп был не в состоянии что-либо сделать, потому что не контролировал глубинное государство. Сейчас будет так же.

— Тогда кто его контролирует?

— Только само глубинное государство является субъектом суверенной реальной власти.

— То есть непонятно, с кем нам договариваться.

— Там два субъекта — глубинное государство и руководство глобальных корпораций, которые тесно связаны друг с другом. Надо договариваться с их представителями. Блинкен и Салливан — наиболее яркие представители.

— Но с ними мы уже, видимо, не договоримся…

— Мы с ними всегда можем договориться в том случае, если будем побеждать. Они тогда сами придут договариваться. Я полагаю, что сейчас условия для переговоров не сформированы, хотя есть возможность. Первая — если наша армия начнет наступать, то они прибегут с «Минском-3». Также есть возможность для переговоров летом и осенью 2024 года, потому что 83 процента американцев считают, что есть риск перерастания прокси-войны против России на Украине в прямой ядерный конфликт, когда весь американский народ будет уничтожен российскими ядерными ракетами. Они этого не хотят, поэтому считается, что если военные действия на Украине продолжатся, то Байден либо другой кандидат от Демократической партии США (а это, кстати, возможно, губернатор Калифорнии Гэвин Ньюсом или Мишель Обама) будет должен их свернуть.

Есть еще один момент. Американцам, чтобы запустить ВПК, может понадобиться год-полтора передышки, чтобы перевооружить украинскую армию и начать более серьезное наступление. Все эти вещи не противоречат друг другу. Действительно, возможна пауза, «Минск-3» до весны 2025 года, а потом начало войны, значительно большей по масштабу.

— Но согласимся ли мы на очередной «Минск»?

— Многие считают, что мы никогда не согласимся, поскольку были «Минск-1», «Минск-2», а до этого «Минск-0». 3 раза нас обманули. С другой стороны, любой специалист по теориям систем, по теории принятия решений скажет, что если какое-то решение ошибочно было принято 3 раза, то, возможно, оно будет принято в 4-й и 5-й раз. На этот счет есть хорошая народная мудрость: если первый муж бил, второй муж бил, третий муж бил, то, может быть, дело не в муже?

Поэтому американцы считают возможность переговоров реалистичной. Я полагаю, что мы сделали недостаточно шагов по направлению к миру. Конечно, мы должны эти шаги постоянно делать. Нам необходимо сформулировать свою программу.

— Но она у нас все та же: денацификация, демилитаризация…

— Она пока выглядит достаточно абстрактно, поскольку не конкретизирована. Пора конкретизировать. Причем не надо делать это раз и навсегда. Эта программа может конкретизироваться каждый месяц или два. Наоборот, это хорошо, когда есть конференции, обсуждения, большие форумы.

Я полагаю, что программа выглядела бы так. Первое — действительно денацификация. Это означает запрет всех неонацистских организаций. Их список должен быть утвержден некой международной комиссией при активной роли России. Второе — запрет нацистской пропаганды во всех учебниках и СМИ. А что считать неонацистской пропагандой, это мы должны решать. Предположим, это могут решать люди Донбасса. Также ликвидация глорификации фашизма через различного рода названия и памятники. Все памятники фашистам на Украине должны быть снесены, все улицы, названные в честь фашистов, должны быть переименованы, а руководители самых сильных фашистских организаций — арестованы и судимы за соучастие в военных преступлениях. Вот конкретика по денацификации.

Второе направление — демилитаризация. Я думаю, что наше требование должно быть таким: украинская армия должна быть, во-первых, лишена всех систем тяжелого вооружения, то есть должна существовать только в виде легкого пехотного ополчения. Никаких тяжелых вооружений, боевых самолетов. Кроме того, как в Германии, должен быть ликвидирован генеральный штаб и военная разведка Украины.

Следующее направление — это нейтрализация. Украина должна быть нейтральным государством, в Конституции страны должно быть записано об этом. Переговоры о вступлении Украины в НАТО и Евросоюз должны быть запрещены. ЕС тоже является враждебной России организацией. Поэтому вступать во враждебные России союзы Украине должно быть запрещено.

— Может, проще всю Украину включить в состав России?

— Это самый хороший вариант. Но, чтобы всю Украину сделать Россией, мы должны, во-первых, воевать. А если остановить боевые действия и выйти на мир, то условия должны быть такими, как я сказал. Второй момент — мы берем Украину не всю, а три четверти, основные города и Киев, а Западную Украину, где нас не любят, нужно оставить. Но в отношении нее должны быть применены те же самые принципы. Никаких танков, самолетов, никакой глорификации Бандеры — все это должно быть там запрещено.

Далее — декриминализация. Это означает, что виновные в военных преступлениях должны быть судимы украинским судом и получить реальные сроки заключения. Речь о руководителях «Азова»*, руководстве СБУ и военной разведки Украины.

— Как же Верховный главнокомандующий?

— Его не трогаем. Пусть сдаст Буданова, Залужного и остается.

Следующий принцип — это дедерусификация, то есть русский язык должен получить статус, равный украинскому, в системе образования и СМИ. Все запреты русского языка должны быть ликвидированы.

Еще надо добавить, что украинские войска должны отойти с территории Запорожской, Херсонской областей и передать, соответственно, города Херсон и Запорожье в состав Российской Федерации. ДНР и ЛНР тоже полностью должны отойти России.

Еще один важный принцип — это федерализация, то есть Украина должна стать федеративным государством. Одесса, Харьков, Николаев должны получить права существенно шире, чем сейчас.

Последний принцип — демократизация. Это означает, что все политические заключенные должны быть освобождены, все политические партии восстановлены, все эмигранты должны иметь возможность безопасно вернуться на территорию Украины и принимать участие в выборах. Реальными свободными выборами на Украине могут считаться только такие, в которых принимают участие Виктор Янукович и Виктор Медведчук.

— А если они не захотят?

— Это уже другой вопрос.

— Может, Олег Царев тоже захочет.

— Может, захочет и даже победит на выборах. Я уверен, что Янукович и Медведчук не победят, но уровень известности их выше, чем у Царева, как и уровень агрессивности против них. Поэтому как критерий демократичности это действует более эффективно. Если хотите, можем добавить, что демократические выборы только те, в которых смогут принять участие Янукович, Медведчук и Царев.

Мы должны выдвинуть эти принципы, конкретно указать, что они означают. И это нужно обсуждать. А что же получает обратная сторона? То, что Россия признает основную территорию Украины и не посылает туда войска.

— Значит, по вашим прогнозам, в 2024 году спецоперация не закончится?

— Скорее всего, да.

«Мятеж показал дисфункциональность системы»

— Какие еще события можете выделить в 2023 году?

— Было еще одно яркое событие — мятеж Евгения Пригожина. Он продемонстрировал дисфункциональность российской государственной машины. Как у нас провалилась идея с контрактной армией, так же провалилась идея ЧВК. Я бы уточнил: провалилась идея капитализма в политической сфере безопасности, военной политике. Бизнес ЧВК провалился, хотя выполнил важнейшую задачу — взятие Бахмута. Кстати, Бахмут напрямую связан с нашим разгромом украинского контрнаступа, потому что главное — это не то, что город взят. Мы взяли не территорию, а получили время. Мы связали существенную часть украинской армии в боях, когда ЧВК сражалась. Можно сказать, что это была колоссальная ошибка Зеленского, который поддался на обманку Пригожина. Суть в том, что наша армия получила время для строительства оборонительных сооружений. Американцы сначала предполагали, что наступление будет в начале апреля, мы к этому времени были не готовы. А бои за Бахмут перенесли наступление на начало июня. В результате у нас оказалась великолепно отработанная линия обороны, и мы разгромили контрнаступ.

— Давайте закроем тему с Пригожиным.

— Как я сказал, мятеж показал дисфункциональность системы, когда вместо единой армии возникают такие партизанские отряды, которые сами пытаются все делать. Партизанские отряды должны быть, но они не должны составлять существенную и самую боеспособную часть армии.

— Может, это просто был успешный пиар Пригожина, что ЧВК круче, чем войска минобороны? А по факту, может, и не так было. Кто был в основе ЧВК? Заключенные?

— Нет, в основе были не заключенные. Об этом мне говорили многие, с кем я общался. Когда Евгений Пригожин погиб, я потерял одного из активных читателей моего телеграм-канала. Он регулярно меня читал, даже давал советы.

— Вы уверены, что он погиб?

— Нет, не уверен. Но комментировать перестал и исчез. Хотя более вероятно, что погиб.

Суть в том, что основу ЧВК Вагнера составляли офицеры спецслужб, различных спецназов. Они уходили туда, потому что в ЧВК существенно меньше военной бюрократии. Там реально есть возможность воевать, а не писать бумаги и отчеты. В нашей армии та же проблема, которая существует в таких самых массовых социальных системах, как здравоохранение и образование. На что больше всего жалуются учителя? На то, что постоянно пишут отчеты о своей работе. Еще больше жалуются врачи, что они вынуждены все время писать огромное количество бумаг вместо работы с пациентами. На то же самое жалуются военные офицеры.

В результате время прохождения сигнала очень длинное. Условно говоря, обнаружили украинско-немецкий танк, его надо накрыть, но, пока идет сигнал наверх, он уже уехал. В ЧВК Вагнера такого нет: там как обнаружили, так его и грохнули.

— Можно ли сказать, что со смертью Пригожина умерла и ЧВК Вагнера?

— ЧВК трансформировалась. Они до сих пор не решили, в какой форме существовать. Есть вариант, что ЧВК Вагнера останется работать в Африке.

— Их в Беларусь еще отправляли.

— Там они тренировали белорусскую армию, передавали ей свой колоссальный опыт. Часть ЧВК ушла в различные подразделения минобороны и там делится опытом. В полку «Ахмат» тоже много «вагнеровцев». Это не криминальные элементы, а офицеры спецназа, которые получили возможность реализовать себя.

— На ваш взгляд, Пригожин был значимой политической фигурой?

— Есть несколько противоречий. ЧВК Вагнера сверхпопулярна, поэтому против них не хотели выступать, когда они шли на Москву. Пригожин сам лично был совсем не популярен, поскольку он криминалитет. А критика Пригожина в адрес бюрократии тоже была очень-очень популярна, ее разделяло большинство. Получается, что ЧВК Вагнера очень популярна, то, что говорил Пригожин, — тоже, при этом сам он непопулярен, а то, что он сделал в виде мятежа, чудовищно непопулярно. Такое политическое противоречие. Из этого следовало, что у него политического будущего как такового не было.

— Именно после мятежа?

— Я полагаю, что его мятеж был попыткой защитить себя, когда было принято решение всех членов ЧВК перевести на контракт с минобороны. Он понимал, что военная бюрократия, с которой он все время воевал, хочет его завинтить и убрать. Он таким образом пытался для себя оградить некое пространство. Это был не мятеж против царя, а мятеж боярина за право броситься на колени перед царем и подать ему челобитную.

— Вы видите взаимосвязь между мятежом и его гибелью? Или это просто стечение обстоятельств?

— Многие считают, что в его гибели виновата российская власть, типа его таким образом наказали. Многие в ЧВК тоже не верят, будто Пригожин и другие члены ЧВК были пьяны и играли гранатой. Известно, что Пригожин не пил и запрещал пить другим, а за алкоголь на фронте расстреливал.

— Еще есть версия, что его убрали французские спецслужбы.

— Есть версия, что это украинский или французский теракт. Я не знаю. Но могу сказать, почему российская власть этого точно не делала. Для меня это достаточно очевидно. Если бы российская власть этого хотела, то могла бы убрать Пригожина легко. Например, отравить, где-нибудь пырнуть ножом. У Пригожина государственную охрану сняли, были только свои охранники. Его было очень легко убрать.

А что значит взорвать самолет? Это значит, что кто-то подписался на то, чтобы убить ни в чем не повинных стюардесс и летчиков. Более того, самолет падает, он же летит над обитаемой территорией. Представьте, если бы он упал на деревню и убил бабушку с внучкой. Это было бы уничтожение авторитета. Пойти на такой общественно опасный способ ликвидации? Российская власть никогда бы не пошла. Даже не потому, что они такие моральные, а просто никто бы не взял на себя ответственность за подобный способ.

«Раскола нет. Элиты мечтают только о прекращении гибридной войны Запада»

— Поговорим об элитах. Какое у них сейчас настроение? Есть ли раскол?

— В элитах ничего не изменилось. Никакого раскола, на что надеялись западники, по-прежнему нет. Представьте, сколько они работают со всеми уехавшими, с каким-нибудь Чубайсом.

— Ну допустим, Аркадий Волож сделал то, что требовалось.

— Несколько бизнесменов сдались за бабки. Ему сказали: либо мы у тебя все отберем и тебя посадим, либо скажи что-то антипутинское. По сути дела, это не раскол в элитах, а люди взяты в заложники западными спецслужбами. Когда все закончится, то их за это дело не могут даже осудить. Думаю, они сумеют доказать, что были взяты в заложники.

— Но ведь они сами туда поехали и сдались.

— Да, сами поехали, сами сдались. Думали, что это добрые спецслужбы, а оказались злые.

— Верят ли наши элиты в победу? Или по-прежнему есть пораженческие настроения?

— Раскола нет. Элиты мечтают только о прекращении гибридной войны Запада. Но не на Украине. Там сколько угодно все может продолжаться, они готовы. Они хотят, чтобы была прекращена гибридная война с Западом, чтобы они наконец смогли ездить туда, бизнес там делать, чтобы они интегрировались в западное общество. Условия, на которых будет прекращена война, им безразличны. Я думаю, что элита не консолидирована вокруг Путина. Элита консолидирована вокруг идеи, что нельзя сделать ничего, из-за чего тебя российские спецслужбы могли бы посадить. Они боятся хоть слово сказать.

— Но если они не консолидированы вокруг Путина, то где гарантии, что не сдадут его?

— Никакой гарантии, могут сдать, если что-то в системе ослабнет. Если они увидят, что угрозы того, что их арестуют российские спецслужбы, нет, тогда многие из них побегут сдавать Путина. Плюс они консолидированы вокруг того, что нужно прекратить эту гибридную войну с Западом как можно быстрее. Но условия, на которых это произойдет, их совершенно не интересуют. Поражение так поражение, репарация так репарация.

— А как же патриотизм, чувство любви к Родине? Как же Россия?

— В элите есть люди, которые придерживаются патриотических взглядов. Например, и Володин, и Турчак… Но консолидации всей элиты вокруг этого нет.

— Жаль. Не перевоспитали за год.

— Этим должна заниматься партия «Единая Россия». Она делает это, на мой взгляд, слабовато. В рядах самой ЕР предателей существенно меньше, чем вне ее. Но партия должна заниматься всей элитой, ее отбором. Предать, к сожалению, могут многие. У нас сделан обратный отбор: слишком бюрократизирована кадровая структура, и ярких людей выкинули, остались серые, которые прячутся за этой серостью.

— У вас нет ощущения, что у нас в стране опасно быть как слишком либеральным, так и слишком патриотичным? Пример тому — Игорь Стрелков.

— У нас опасно быть ярким человеком. В этом дело. Бюрократия убирает всех ярких людей. Кстати, один из результатов 2023 года — это, конечно, усиление тревожности в обществе по поводу открытого проявления своей позиции. Здесь мы видим, что и Стрелков сидит, и Борис Кагарлицкий**. Я даже предупреждал Стрелкова, говорил: «Игорь Иванович, прекратите оскорблять президента». С моей точки зрения, все было так: Стрелкова отодвинули, давно хотели закрыть, но лично его защищал Путин, потому что президент любит героев. Стрелков какой-никакой герой. Путин понимает, что нельзя у нации забирать героев. Он Чалого, Аксенова тоже все время защищает. Бюрократия все время стремится сожрать героев, а президент их защищает от нее и не дает их сожрать. Он защищал Стрелкова, но нельзя же бесконечно оскорблять своего защитника. Путин не отдавал приказ закрывать Стрелкова, я уверен. Но президент в какой-то момент устал выслушивать оскорбления Стрелкова и перестал отдавать приказ не трогать его.

С Кагарлицким** другая ситуация. Там играет важнейшую роль то, что он, с одной стороны, социолог. С другой — самый известный в мире российский марксист, он наиболее втусованный в международные марксистские круги. У нас у власти люди, которые ненавидят марксистов, они считают, что марксизм — это отстой и прошлый век. Поэтому для них Кагарлицкий** — политическое ничтожество. Но марксизм — это вовсе не прошлый век, сейчас происходит его восстановление. Оно базируется на «левом повороте». Люди недовольны колоссальной социальной несправедливостью из-за господства олигархии в очень многих странах. Поэтому марксизм возрождается.

По ощущениям, у нас рыночные фундаменталисты, антимарксисты. Поэтому им непонятно, зачем Кагарлицкий** тусуется там в дешевых штанах. С их точки зрения, он ничтожество. Но Кагарлицкий** ходит в дешевых штанах на те марксистские тусовки, где нельзя ходить в дорогих.

Также хотелось проинформировать, кем является большинство людей, которые выступают за нас в парламентах разных стран мира. Если вы думаете, что это сторонники христианских ценностей, то вы глубоко заблуждаетесь. Там есть два типа людей. Первый — марксисты. Второй — те, кто-либо женился на русской, либо учился у нас и встречался с русскими девчонками.

— Вот где наше главное оружие — русские женщины.

— Все те, кто учился здесь и в студенческие годы танцевал на дискотеках с нашими девчонками, пророссийские навсегда.

 

«У членов БРИКС был выбор — пойти по пути превращения клуба в международную организацию, то есть углубление, либо по пути расширения этого клуба без создания международной организации» Фото: Global Look Press / www.globallookpress.com

«У БРИКС одна причина существования — избавиться от американского влияния, которое для них выступает формой алкоголизма»

— В прошлом году вы говорили, что развивается не многополярный мир, а вновь консолидируется однополярный. Сейчас что-то изменилось?

— Кардинально. В 2022 году была попытка восстановить однополярный мир, которая в 2023-м провалилась. В результате этого все сказали: «Да, у русских не получилось, но и у американцев тоже. Давайте мы все пойдем в БРИКС». Поэтому одно из важнейших событий 2023 года — все ломанулись в БРИКС. Причем это не международная организация, а, по сути, клуб.

— По интересам.

— У них есть только один интерес — они хотят быть суверенными и поддерживают друг друга в этом. Это как клуб анонимных алкоголиков. Это же очень хороший клуб, но у него есть только одна причина существования — чтобы не было алкоголя. То же самое у БРИКС — одна причина существования — избавиться от американского влияния, которое для них выступает формой алкоголизма.

У членов БРИКС был выбор — пойти по пути превращения клуба в международную организацию, то есть углубление, либо по пути расширения этого клуба без создания международной организации. Они выбрали расширение без углубления.

— Как вы думаете, не превратится ли БРИКС когда-нибудь в аналог НАТО?

— Все возможно, но пока они отказались от этого пути, как и от формирования международной организации типа ШОС. Просто клуб стран, которые поддерживают политическую волю друг друга — как не стать американскими алкоголиками.

Мой последний вопрос к вам тот, который вы задавали Сергею Лаврову на «Примаковских чтениях». Сами как бы на него ответили?

— Надо читателям пояснить, какой вопрос я задал Сергею Лаврову. Он звучал так. Мы ориентировались на Запад как на образец. Потом увидели, что Запад превратился во что-то очень плохое. Есть две версии. Основная в том, что мы просто обманывались, когда они нам казались умными джентльменами, а на самом деле оказались бандой гопников, которые прикидывались джентльменами. Выяснилось, что эти бандиты могут отобрать у нас квартиру. А сейчас мы просто открыли глаза и увидели, что это криминал, а не джентльмены.

Второй вариант. Это были действительно нормальные люди, а дальше, как в фильме ужасов, кто-то чужой в них вселился, и они превратились во что-то другое, инопланетное. Теперь это ужасное зло, которое может быть только уничтожено.

С моей точки зрения, правилен второй вариант. Они инфицированы. Мы не ошибались, они действительно были хорошими джентльменами, во всяком случае это было в 60–70–80-е годы, и в 90-е они нас не ограбили. Значит, они превратились в монстра.

Другой вопрос, по каким причинам случилось перерождение Запада. Это один из важнейших вопросов современности, но у меня есть свой ответ.

— Все-таки Запад — монстр навсегда или еще есть шанс?

— Шанс есть. Сейчас он монстр и убийца, но в процессе перерождения возможно его изменение. Но он может убить нас и себя, к сожалению.

— Вы как-то говорили об украинизации мира. Что это значит?

— Это очень успешный проект создания бандита-киборга. Вот что такое Украина. Это искусственно созданное террористическое государство, которое обслуживает интересы хозяина не только на своей территории, не только в войне с нами, но и в других формах. Уже в Судан послали спецназ военной разведки Украины, и он там воюет с ЧВК Вагнера. Я уже говорил, что не Российская армия слабая, а украинская сверхсильная, это сейчас пятая армия мира. Поэтому разразилась такая чудовищная война.

Украинцы говорят американцам, что готовы воевать и с другими странами. Например, в случае перемирия с Россией украинская армия станет воевать с китайцами на Тайване. То есть искусственно созданный киборг будет использоваться в других местах. Это первое направление, когда станет происходить глобализация украинского террористического государства, так как они будут американские интересы отрабатывать в разных местах.

Вторая вещь. Поскольку они считают, что это успешный номер, то будут создавать других подобных искусственных киборгов-террористов.

— Кто еще может таким киборгом стать?

— Любая страна. Предположим, начнут войну с Ираном, победят его и сделают из него такого киборга.

— Тогда возможно ли разрастание конфликта на Ближнем Востоке?

— Никаких шансов. Никто не хочет включаться. Арабы не хотят, потому что ХАМАС — это братья-мусульмане, враги египетского, саудовского правительств. Всем враги, кроме Катара. Иранцы не хотят, так как боятся, что Израиль ударит ядерным оружием. «Хезболла» тоже не хочет включаться, так как это часть Ирана. Поэтому никакого перерастания в большую войну не будет.

 

«Я бы поставил на Байдена, потому что он инструмент глобального государства. Считаю, что он переизберется на второй срок, не приходя в сознание» Фото: Global Look Press / www.globallookpress.com

«Выборы пройдут в стиле нирваны — сочетания гармонии, недеяния и слияния личности со всем миром»

— Может, у вас есть еще какие-то опасения насчет 2024 года?

— Еще один важнейший итог 2023-го — скачок в развитии искусственного интеллекта. Поясню, что произошло. Есть компания OpenAI, которая создала новую, более совершенную систему ИИ. Многие специалисты считают, что эта система опасна, поскольку может перевалить так называемую точку сингулярности, то есть стать таким искусственным интеллектом, который начнет подчинять себе людей. Поэтому они попросили у разработчика данные, подтверждающие безопасность системы. Он отказался их предоставлять. Тогда его уволили из компании, но его к себе взял Microsoft. После этого сломали совет директоров OpenAI. Всех противников безопасности сломали. В итоге человек, который считает, что люди не должны получать информацию о безопасности сильного искусственного интеллекта, оказался на коне. Таким образом, открыта дорога, которая напрямую ведет к точке сингулярности.

Поэтому в ближайшее время всем придется определиться: вы за то, чтобы совершался прогресс человечества в этом отношении, либо за то, чтобы приостановить прогресс и всегда проверять его на безопасность. У нас сторонником этого является Герман Греф, который объявил о большой программе индивидуального искусственного интеллекта. Сбер собирается сделать помощника каждому из вас в виде ИИ.

Может быть, таким образом разворачивается большая политическая борьба. Те люди, которые за развитие этого ИИ, считают, что это просто маленькая ступень в развитии цивилизации и вскоре лидером должен стать именно искусственный интеллект.

— Президента тоже он выберет или им станет?

— Не в том дело. Он будет заниматься такими проблемами, для которых президенты не имеют значения. Есть плохие предчувствия о том, что искусственный интеллект уничтожит своего создателя. Кстати, мы всегда искали неземные цивилизации, человечков, космические корабли, воду, но ИИ не требуется вода, ему не нужны космические корабли как таковые. Человечки — это все глупости. Они в других формах существуют.

Но есть другие, более позитивные люди, которые считают, что будущее человечества — это будущее кошек. Смотрите, кошки нужны были людям раньше, чтобы ловить мышей. Сейчас нам кошки нужны не для этого. Мы их любим, поэтому они просто с нами живут. Их кормят, балуют, гладят — все делают для кошек. Мы кошек любим, потому что они дают нам возможность их гладить. Есть версия, что люди будут для искусственного интеллекта как кошки. Он будет заботиться о людях.

— В следующем году у нас пройдут выборы президента. Ваш прогноз?

— Выборы пройдут в стиле нирваны — сочетания гармонии, недеяния и слияния личности со всем миром. Весь народ сольется в желании проголосовать за Путина даже больше, чем обычно. Недеяние будет заключаться в том, что население хочет, чтобы Путин не занимался избирательной кампанией, а сосредоточился на СВО. Поэтому он не будет заниматься избирательной кампанией, как и другие кандидаты, чтобы не мешать Путину заниматься СВО. Поскольку они все будут едины в этом, то это будет гармония.

— Значит, будет скучно. Зато в Штатах интрига.

— Там будет восстание американского народа против захватившей власть хунты, которая включает глубинное государство и глобальные корпорации. Когда победил Трамп, это было попыткой революции. А когда победил Байден, то это значило, что восстание подавлено хунтой. Сейчас будет решаться: опять будет восстание или все будет подавлено. Невозможно предугадать. Там проблема в том, что это может превратиться в гражданскую войну между побережьями, которые выступают за глубинное государство, и глубинной Америкой.

Я бы поставил на Байдена, потому что он инструмент глобального государства. Считаю, что он переизберется на второй срок, не приходя в сознание.

Новый 2024-й будет, наверное, опять интересный. И это многим не понравится. Устали люди от интересных новостей и хотят чего-нибудь поскучнее. Поэтому желаю всем скучного 2024 года. Отдохнуть от новостей. И на теплом море. Лучше в нашем Крыму и нашей Одессе.

* экстремистская организация, запрещенная в России

** выполняет функции иностранного агента

Елена Колебакина-Усманова