Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

 

Точка зрения
«МЕНЕ. ТЕКЕЛ. ФАРЕС»

Штурм вашингтонского Капитолия 7 января 2021 года удивительно похож на захват гонконгского Законодательного собрания 1 июля 2019 года. Вот многотысячная толпа демонстрантов спокойно движется мимо слабо охраняемого здания. Вот неожиданно вперед устремляется штурмовая группа, отбрасывает служителей безопасности, врывается в вестибюль, проникает в кабинеты и устраивается там по-хозяйски. Люди в черных майках в Гонконге и в звериных шкурах в Вашингтоне только на первый взгляд смотрятся как эталон анархии. Словно по чьей-то команде они быстро собирают силы в наступлении, сплачиваются для удержания фронта, а затем организованно отступают. Качественная съемка обеспечивает мировые СМИ эффектными кадрами погромщиков в креслах ключевых законодателей, надписей на стенах, разбитой оргтехники.

Ближний Восток на перепутье. Петр Стегний

В конце января в Израиле прошли выборы,  по итогам которых у власти остался прежний премьер-министр Биньямин Нетаньяху, который 18 марта сформировал коалиционное правительство. Свой взгляд на возможные направления внешней политики Израиля и перспективы разрешения арабо-израильского конфликта нашему журналу изложил Петр Стегний, известный дипломат и историк, бывший посол России в Государстве Израиль (2007–2011).

К победившему на выборах блоку партий «Ликуд» Биньямина Нетаньяху и «Наш дом — Израиль» Авигдора Либермана присоединились центристские партии «Есть будущее» Яира Лапида, «Движение» Ципи Ливни и крайне правая «Еврейский дом». Впервые за многие годы вне коалиции оказались ультрарелигиозные партии, которые обычно являлись основными партнерами нынешнего премьера. Представляя новое правительство, Биньямин Нетаньяху отметил, что перед новым кабинетом министров стоят сложные задачи как в сфере безопасности и дипломатии, так и в отношении накопившихся социально-экономических проблем. С учетом сложных балансов, заложенных в структуру правительственной коалиции, пока трудно сказать, насколько эффективно сможет действовать новый кабинет в условиях быстрых и глубоких перемен, происходящих на Ближнем Востоке. Между ее участниками сохраняются серьезнейшие разногласия в подходах к стратегии действий Израиля на иранском направлении и к возобновлению переговоров с палестинцами на основе принципа «два государства для двух народов». По мнению ряда экспертов, новому кабинету Б. Нетаньяху с учетом неблагоприятных для него изменений в региональной ситуации и под давлением международного сообщества придется пойти на определенное продвижение в израильско-палестинском диалоге, который был заморожен на длительное время. Нетаньяху, в принципе, может начать переговоры о границах палестинского государства в увязке с договоренностями по безопасности еврейского государства; вопросы же окончательного статуса — Иерусалим, право на возвращение — займут, по всей видимости, более длительный период. Такой поворот событий отвечал бы долгосрочным интересам России, отдающей в ближневосточных делах приоритет соображениям глобальной и региональной стабильности. При этом мы исходим из заинтересованности в том, чтобы Ближний Восток развивался в соответствии с глобальными трендами, в русле глобальной демократической трансформации. Конкретные задачи будут определяться в зависимости от того, какие решения будут найдены для проблем и вызовов, которые появляются в регионе.
На мой взгляд, ближайший вызов — это развитие ситуации вокруг Сирии. Несмотря на то, что в настоящее время опасность прямой внешней интервенции несколько снизилась, она все еще владеет умами некоторых политиков. Сирийский кризис — это своеобразная развилка дорог, от его решения во многом зависит дальнейший вектор развития Ближнего Востока.
В целом российская политика на Ближнем Востоке хорошо структурирована и логична. Она строится в соответствии с особой ответственностью нашей страны за поддержание международного мира и безопасности, вытекающей из членства России в Совете Безопасности ООН, «ближневосточном квартете», переговорах в формате «5 + 1» по Ирану. Задача состоит в том, чтобы сохранить традиционное влияние и наработанные двусторонние и региональные связи с арабскими странами и Израилем. Предстоит терпеливо решать и вопросы так называемой «третьей корзины» — демократия и права человека — в русле развивающихся глобальных тенденций, но при безусловном уважении государственного суверенитета. Надо постоянно помнить, что Ближний Восток — это особая зона земного шара, в которой сошлись как интересы главных мировых игроков, так и линии противостояния в начавшемся в 90-х годах прошлого столетия процессе переформатирования мира. И если международному сообществу удастся найти мирное, соответствующее геополитическим реалиям XXI века решение возникающих здесь конфликтов, то это будет чрезвычайно важно для всеобщей безопасности. При этом замечу, что мотивация России к мирному решению ближневосточных проблем не только не ниже, но, возможно, и во много раз выше, чем у многих других заинтересованных сторон. Ведь Ближний Восток для нас — пусть не ближнее, но и не дальнее зарубежье.
У меня был старший друг и учитель — Юлий Михайлович Воронцов, работавший представителем нашего государства в Совбезе ООН. Он часто приезжал на Ближний Восток, и когда его спрашивали, как дела, он всегда отвечал: «Хорошо, но не безнадежно». Мне кажется, что именно такая оценка вполне применима к Ближнему Востоку. Надежда может стать реальностью, если мы станем лечить причины болезни, а не ее внешние признаки. Я имею в виду, что сейчас не время играть на реальных или мнимых противоречиях, например, между шиитами и суннитами, нужно идти навстречу друг другу. Надо делать все, чтобы международное сообщество получило реальный рычаг оздоравливающего воздействия на проблему Ближнего Востока.
Первопричины болезни — я имею в виду основные проблемы взаимоотношений между арабами и Израилем — нужно решать более интенсивно, активнее заняться базовыми проблемами, особенно в условиях демократизации региона, стихийно развивающейся в результате «арабской весны». И сейчас стоит вопрос, как вообще будут взаимодействовать с внешним миром новые элиты, которые пришли к власти после «арабской весны», насколько те процессы, которые проходят в регионе, будут соответствовать глобальным трендам. Вот почему отсутствие переговоров становится очень серьезным негативным фактором. Из этого тупика надо выходить, и выходить только на встречных курсах. Думаю, что чем быстрее здесь обозначится хоть какое-то движение, тем лучше будет и для наших соотечественников, которые живут в Израиле. Потому что другой реальной перспективы, кроме серьезной политической работы, запуска и перезапуска этого процесса, я не вижу, тем более что в регионе создались совершенно новые условия. Сегодня это новый регион, он малопонятен даже старым ближневосточным игрокам по своей логике, структуре, по тому, как он будет действовать в тех или иных политических обстоятельствах. Поэтому перезапуск мирного процесса — это абсолютно безальтернативная вещь. Дальше, по ходу его развития, можно будет или вносить коррективы, или решать, что к чему.

Предвыборный плакат партии «Ликуд» и ее представителя Б. Нетаньяху на русском языке. Иерусалим


 СПРАВКА

Петр Владимирович Стегний. Закончил Московский государственный институт международных отношений, доктор исторических наук; с 1968 г. находился на дипломатической службе в Центральном аппарате МИД СССР и РФ и в дипломатических представительствах за рубежом; 1986–1990 гг. — советник-посланник Посольства СССР в Ливии; 1991–1992 гг. — заместитель начальника Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки; 1992–1998 гг. — посол РФ в Государстве Кувейт; с августа 1998 г. — директор Историко-документального департамента МИД РФ, с 2003 по 2007 г. — посол РФ в Турецкой Республике; 2007–2011 гг. — посол в Государстве Израиль. Его перу принадлежит книга о Мальтийском ордене и его связях с Россией «Под сенью восьмиконечного креста» (под псевдонимом П. Перминов), книга по истории российской дипломатии «Посол III класса»; он автор исторических бестселлеров «Хроники времен Екатерины II», «Прощайте, мадам Корф» и других. Владеет арабским, французским и английским языками.