Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

 

Точка зрения
«МЕНЕ. ТЕКЕЛ. ФАРЕС»

Штурм вашингтонского Капитолия 7 января 2021 года удивительно похож на захват гонконгского Законодательного собрания 1 июля 2019 года. Вот многотысячная толпа демонстрантов спокойно движется мимо слабо охраняемого здания. Вот неожиданно вперед устремляется штурмовая группа, отбрасывает служителей безопасности, врывается в вестибюль, проникает в кабинеты и устраивается там по-хозяйски. Люди в черных майках в Гонконге и в звериных шкурах в Вашингтоне только на первый взгляд смотрятся как эталон анархии. Словно по чьей-то команде они быстро собирают силы в наступлении, сплачиваются для удержания фронта, а затем организованно отступают. Качественная съемка обеспечивает мировые СМИ эффектными кадрами погромщиков в креслах ключевых законодателей, надписей на стенах, разбитой оргтехники.

Лутц Юргенсен: Я не представляю себе жизнь без России

Проект Андрея Шарапова, генерального директора гостиницы «Амбассадор», продолжается. И сегодня мы представляем еще одного «Русского по призванию».

Немец Лутц Юргенсен — абсолютный рекордсмен среди героев проекта «Русские по призванию»: он живет и работает в городе на Неве дольше остальных, с 1989 года. Этот человек стал свидетелем самого непростого времени для Санкт-Петербурга и страны в целом — перестройки и 1990-х, и, по его мнению, настоящий расцвет нашего города еще впереди.


БЕСЕДОВАЛА ТАТЬЯНА ЩЕПИНА

— Господин Юргенсен, как Вы впервые оказались в Петербурге?

— Начну с предыстории. В 1985 году я работал в Китае, был представителем единственной в Германии компании, которая сотрудничала с этой страной. Взаимодействовали мы долго и плодотворно, но через какое-то время я понял, что хочу перемен. Мыслями своими поделился с мэром Гамбурга, и он ответил: «Лутц, русские наступают! Попробуй». Так в 1989 году я впервые оказался в России.

— Каким показался Вам город тогда, 25 лет назад?

— Я был очарован Северной Венецией. После китайских городов, архитектурный облик и жизнь которых очень отличались от европейских, мне сразу стало здесь комфортно, буквально с первых дней. Не секрет, что общая атмосфера в городе на 99 процентов зависит от того, кто им управляет. Познакомившись с Анатолием Собчаком, я моментально заметил его стремление превратить Петербург в европейскую столицу, привлекательную не только для туристов, но и для инвесторов. Усилия, предпринимавшиеся в те времена, полностью себя оправдали.

— В чем заключалась Ваша работа?

— Вы знаете, сколько немецких компаний ведут коммерческую деятельность на территории России сегодня? 6200! Цифра большая, я горжусь, что в этом есть и моя заслуга. В 1989 году я приехал в Петербург для того, чтобы наладить экономическое сотрудничество между Петербургом и Гамбургом. Немецкие бизнесмены высоко оценивали экономический потенциал России, но не имели никакого представления о том, как здесь вести дела. Кроме неопределенности, существовали еще реальная

опасность и физическая угроза жизни, существующее сегодня понятие «лихие 90-е» говорит само за себя. Конечно, тогда желающих инвестировать было мало. Моя задача заключалась в том, чтобы подготовить почву, разобраться в законодательных нюансах и обеспечить полную безопасность немецких предпринимателей здесь.

— Без плотного взаимодействия с властями города это практически невозможно…

— Разумеется! Мы начинали работать вместе с Анатолием Собчаком и его командой, в которую входили Владимир Путин, Игорь Сечин, Алексей Миллер, Анатолий Чубайс, Алексей Кудрин. Это удивительные люди, полные энтузиазма, энергии, светлых идей. Меня поражало их стремление вложить все свои силы в развитие любимого города. Неудивительно, что сегодня они достигли таких высот. Правительство было полностью открыто для взаимодействия. Они, конечно, понимали первоочередную задачу — привлечение в Петербург инвестиций. Мы начинали с того, что проводили вместе с Алексеем Кудриным семинары для немецких предпринимателей. Мне даже выделили офис недалеко от Исаакиевской площади — чтобы всегда был «под рукой». В 1991 году вместе с командой, о которой я говорил, мы создали арендное предприятие «Ливиз», которое через семь лет преобразовалось в акционерное общество «Ливиз». В то время юридическим сопровождением всех наших действий занимался Дмитрий Медведев.

— Кто первый из немецких предпринимателей решился работать в Санкт-Петербурге?

— Одним из первых был Михаэль Отто — владелец концерна посылочной торговли «Отто». Мы тогда организовали модные показы в «Пассаже». Можете себе представить? Настоящие fashion show каждый день: подиум, красивые модели, музыка… Тогда это произвело фурор. На первую презентацию пригласили около 300 руководителей крупнейших универмагов со всей России. Чуть позже правительство города выделило нам целый особняк на Крестовском острове, специально для таких показов. Сегодня официальное представительство «Отто» есть не только в Петербурге, но и во многих регионах, и с каждым годом российских поклонников этой марки становится все больше.

— Сколько всего иностранных компаний начали свою работу в Санкт-Петербурге благодаря Вашему участию?

— На данный момент их 120. Самые известные — это «Чибо», «Шварцкопф», «Давидофф», «Байерсдорф», «Гранини», «Раух», «Саламандер», «Реал». Они представляют абсолютно разные сегменты бизнеса: от продуктов питания до инновационных технологий. Меня радует, что с каждым годом желающих работать в России становится все больше.

— С чего начинается Ваш разговор с руководителем иностранного предприятия, планирующего развиваться в России?

— Прежде всего я стараюсь развеять все иллюзии. Безусловно, за 25 лет многое изменилось. Но здесь по-прежнему — не поле чудес. Законодательная база до сих пор несовершенна, большие налоги, бюрократия, коррупция, и, к сожалению, работать в России по-прежнему небезопасно. И еще — огромная территория страны и огромная конкуренция, что диктует необходимость четкой координации работы и больших затратных усилий. Например, вы планируете заниматься продуктами питания. В Германии всего 8–10 торговых сетей, через которые возможна реализация. Стратегия проста — если вы со всеми договорились, ваш бизнес будет стабилен. В России не так. Москва и Санкт-Петербург здесь — это как отдельные государства. Много ритейлеров, не имеющих представительств в регионах. Работать только в двух городах, на мой взгляд, глупо. Поэтому я всегда советую начинать не с Москвы и Петербурга, а с регионов — ведь это 90 процентов России. Конечно, в каждом городе мне все приходилось начинать с нуля — устанавливать контакты, изучать специфику, заниматься маркетинговыми исследованиями. Зато сейчас есть возможность в каждом случае действовать по проверенной схеме.

— В чем, по-Вашему, особенность «ведения дел по-русски»? Ведь наши руководители также сталкиваются с бюрократией и коррупцией…

— Русские очень изменились за последнее десятилетие. Все стали профессиональнее, опытнее и… моложе. Меня поражает, что многие руководители, например, крупных торговых сетей великолепно говорят по-английски, не прибегая к услугам переводчиков на переговорах высшего уровня. Сегодня российские бизнесмены стремятся в Европу, и, я уверен, они будут там востребованы. Правительства немецких городов открыты для сотрудничества, поэтому я с удовольствием буду помогать обеим сторонам в налаживании контактов.

— Вы давно живете в Петербурге. Этот город для Вас, видимо, намного больше, чем просто место работы…

— Да, конечно, это так. Я могу бесконечно говорить о двух вещах — о работе и о Петербурге. Одним из самых сильных моих впечатлений 25 лет назад стало посещение коммунальной квартиры. Мой друг Александр тогда пригласил меня в гости. Он жил со своей семьей в крошечной 14-метровой комнате, а в квартире было очень много жильцов. Я пытался понять, как такое может быть, что молодой перспективный специалист живет в таких нечеловеческих условиях. Ведь он может принести много пользы своей стране, прославить ее на весь мир, у него дети, которые пойдут по его стопам… Почему государство ничего не делает для него? Ответа на этот вопрос нет до сих пор, и я знаю, что сегодня в Петербурге много молодых людей, которые по-прежнему живут в коммуналках. Я очень надеюсь, что у них хватит сил и терпения добиваться успеха самостоятельно. А мой друг Александр, кстати, недавно купил большую виллу на Майорке. У него все получилось!

— С какими бытовыми проблемами Вам приходится сталкиваться лично?

— Сегодня любая неприятность решаема, ее даже проблемой назвать нельзя. Настоящие проблемы были в 90-х… Однажды меня пытались похитить из моей первой квартиры на Фонтанке. Я даже не знаю, кто это был — конкуренты, бандиты или чья-то «крыша». К счастью, сотрудники ОМОНа приехали вовремя, и все обошлось. С тех пор безопасность для меня превыше всего.

— Как Вы чувствуете себя в России?

— Я немец — и это навсегда. А в России мне очень хорошо и комфортно. Мне нравятся русские традиции, такие как празднование Масленицы, катание на собачьей упряжке и на снегоходах, шашлыки на природе. Каждые выходные я езжу к друзьям на дачу. У них там отличная русская баня, и после горячего пара я с удовольствием окунаюсь в прорубь. Я не представляю себе жизни без России. Каждый день, выходя из дома, любуюсь куполами Князь-Владимирского собора, спускаюсь в метро…

— Вы ездите на метро?!

— Да, а что в этом такого? Я не считаю, что статус обязывает меня передвигаться исключительно на дорогой машине. Конечно, она у меня есть, но именно в метро, среди простых людей я чувствую себя очень хорошо. К тому же, это быстро. Я не люблю пробки. А еще у вас в метро такие интеллигентные люди ездят, книжки читают, причем классику — Пушкина, Достоевского.

— У Вас есть российский паспорт?

— Нет, у меня только немецкий… Я гражданин Германии. Вообще-то российское гражданство мне хотелось бы тоже иметь.

— Чего немецкого Вам не хватает в России?

— Пожалуй, только газет на моем родном языке. Я искренне удивлен тому, что даже в лучших отелях и ресторанах Москвы и Петербурга совсем нет немецкой прессы.

— Как в Вашей жизни появился «Амбассадор»?

— Это давняя история. С генеральным директором «Амбассадора» Андреем Всеволодовичем Шараповым я познакомился очень давно, когда сотрудничал с правительством города. В нем уже тогда сочетались качества хорошего управленца и творческой личности, поэтому я не удивился, когда мне предложили участвовать в проекте «Русские по призванию». Думаю, что в этом есть какой-то хороший знак, ведь «Амбассадор» переводится как «посол», и в данном контексте Андрей Всеволодович гостеприимно приглашает нас, иностранцев, поделиться своими впечатлениями, рассказать о «наболевшем». Я буду с нетерпением ждать интервью со своими коллегами-иностранцами. Мне кажется, что не менее интересным будет собрать всех героев проекта вместе, а также пригласить людей, которым был бы интересен их опыт в Петербурге. Например, в первой публикации вашим героем был предприниматель из Вьетнама Ле Ву Динь. Многим моим клиентам интересна эта азиатская страна, как потенциальный объект для инвестиций. Опыт подобных встреч активно практикуется в известном отеле «Атлантик» в Гамбурге. Я готов лично участвовать в организации живого общения всех героев «Русских по призванию». Буду ждать приглашения.