Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

 

Точка зрения
«МЕНЕ. ТЕКЕЛ. ФАРЕС»

Штурм вашингтонского Капитолия 7 января 2021 года удивительно похож на захват гонконгского Законодательного собрания 1 июля 2019 года. Вот многотысячная толпа демонстрантов спокойно движется мимо слабо охраняемого здания. Вот неожиданно вперед устремляется штурмовая группа, отбрасывает служителей безопасности, врывается в вестибюль, проникает в кабинеты и устраивается там по-хозяйски. Люди в черных майках в Гонконге и в звериных шкурах в Вашингтоне только на первый взгляд смотрятся как эталон анархии. Словно по чьей-то команде они быстро собирают силы в наступлении, сплачиваются для удержания фронта, а затем организованно отступают. Качественная съемка обеспечивает мировые СМИ эффектными кадрами погромщиков в креслах ключевых законодателей, надписей на стенах, разбитой оргтехники.

Приехал не надолго. Но в серьез.

Иностранцами в Петербурге сегодня никого не удивишь, в том числе и турками. Жители любимой многими из нас теплой страны приезжают сюда туристами, на учебу, на работу. В нашем городе трудятся представители турецких фирм, высококлассные строители разных специальностей, есть турки, занятые в торговле и ресторанном бизнесе. Некоторые задерживаются здесь на годы, кто-то остается навсегда. С двумя из них мы хотим сегодня познакомить наших читателей. Это очень разные по своей профессии и по характеру люди. Объединяет их одно — они живут рядом с нами и трудятся на благо нашего города.

Когда речь заходит о турках в нашем городе, петербуржцы прежде всего вспоминают о строителях. Действительно, их руками в городе на Неве за многие годы возведен целый ряд объектов, работают они здесь и сегодня. Мы пригласили в редакцию журнала одного из сотрудников крупной строительной компании — Сервера Атака. Беседа с ним получилась интересной, а поворот темы — несколько неожиданным.

ТЕКСТ:АНАТОЛИЙ ХАРИТОНОВ

Наш гость родом из города Диярбакыр, на юго-востоке Турции. Его отец, получив высшее образование в Швеции и всю жизнь проработав экономистом в строительных компаниях, недавно вышел на пенсию. Он любит читать книги, обожает шахматы. Сервер вспоминает, что в годы его детства в доме постоянно шли шахматные баталии, в которых участвовали отец, дед и двоюродный брат мальчика. Вскоре и Сервер научился неплохо играть, выигрывал даже у деда…

Мама — домохозяйка, но разве это слово отражает смысл того, чем она была для близких. Она кормила детей, ухаживала за ними, отдавая им всю свою любовь и нежность. Мальчик рано научился читать, отец тщательно отбирал для него детские книги. Любимой книжкой в детстве стали чудесные сказки братьев Гримм. У отца была хорошая библиотека, преимущественно произведения турецких писателей, а также литература по общественным наукам. Большая библиотека была и у дяди, много переводов художественной литературы — Достоевский, Гюго, другие зарубежные писатели, книги по истории. Книжки, которые Сервер брал у дяди, обогатили его литературные вкусы, открыли другие миры. Читал он очень много, буквально «проглатывал» книги.

Еще в школе, лет в 14–15, увлекся Достоевским, искал его произведения, покупал их в книжных магазинах. Надо сказать, что еще в 40–50-е годы прошлого века в Турции без труда можно было приобрести переводы произведений Достоевского, Тургенева, Гоголя, Шолохова. Сервер вспоминает, что у них в школе образовался «кружок любителей чтения» — они копили деньги на книги, а купив, все по очереди читали их. Чтение стало не просто увлечением, оно развивало чувства, учило думать, критически осмыслять окружающую жизнь. Одним из любимых произведений стал «Идиот» Достоевского: он прочитал его три или четыре раза, чтобы до конца понять глубокий смысл романа, полюбил героев Достоевского, сложность их личности, цельные характеры, их человеческие слабости, страсти и метания. Ему по-настоящему нравится юмор Гоголя, атмосфера и глубина драматических произведений Чехова, диалоги героев его пьес.

По окончании школы надо было решать, где продолжать образование. Конечно, гуманитарные знания влекли, но, по мнению Сервера, в Турции преподавание гуманитарных дисциплин имеет достаточно формальный характер. В конце концов он выбрал гражданское строительство — инженерно-строительные специальности в Турции очень престижны. Да и его любимый Достоевский имел не гуманитарное, а инженерное образование, правда, военное. Полученные им в школе высокие выпускные оценки и успешно сданные экзамены позволили стать студентом Инженерного факультета Босфорского университета (Стамбул) — одного из ведущих вузов страны.

Вспоминая студенческие годы, Сервер с улыбкой говорит: «Я всегда учился хорошо — за исключением первых трех курсов университета». Именно тогда он всерьез увлекся театром, занимался в театральной студии — репетиции, спектакли, система Станиславского. И, конечно, запоем читал книги. В университете была богатейшая библиотека. Ему хотелось прочитать буквально все. А кроме того, еще увлекся баскетболом. В конце концов он понял: если не сконцентрироваться на учебе, то с бакалавриатом придется распрощаться, можно элементарно вылететь из университета. Пришлось засесть за учебники, отдавая занятиям все свое время. В результате университетский курс он закончил успешно, стал бакалавром. После окончания университета несколько лет работал инженером в странах Персидского залива, но ему хотелось продолжить учебу, стать магистром.

К этому времени его интересы несколько изменились, его увлек менеджмент. Обратившись к Интернету, он выяснил, что одно из лучших мест для изучения менеджмента находится в далекой России: в Санкт-Петербургском государственном университете есть Школа менеджмента — факультет, пользующийся заслуженным международным авторитетом, имеющий высокий рейтинг. Да и стоимость обучения там в два раза ниже, чем в других европейских университетах. Сервер успешно прошел отбор и поступил в магистратуру Школы менеджмента. Учиться было интересно, уровень преподавания оказался высоким, занятия шли на английском языке.

Но, проучившись один семестр, он понял, что финансовые расходы в Петербурге превышают его достаточно скромный бюджет, и, решив искать работу по специальности, занялся сбором необходимой информации. Помог друг, сейчас живущий и работающий в Стокгольме. Он посоветовал обратиться в строительную компанию ICA, она широко известна в мире и ведет строительные работы в ряде стран Европы, Азии и Америки. Здесь в Петербурге она является генеральным подрядчиком строительства Центрального участка Западного скоростного диаметра. Сервер отослал свое резюме, потом прошел собеседование — и стал сотрудником ICA. У него должность инженера и достаточно широкий круг обязанностей: отслеживание на рынке необходимых строительных материалов, их отбор с учетом качества и цены, контроль за своевременной оплатой произведенных работ, за соответствием результатов деятельности затрачиваемым суммам, подготовка ежедневных отчетов и многое, многое другое. При этом очень важно не только полностью владеть реальной сиюминутной ситуацией, но и видеть перспективу. Работы очень много, у Сервера шестидневная рабочая неделя, продолжительный рабочий день. На какие-то культурные мероприятия и на чтение времени практически не остается. К тому же сейчас он активно занимается русским языком.

С преподавателем повезло — это настоящий профессионал, точно чувствующий, какую «дозу» знаний можно давать ученику на каждом занятии, чтобы она не «убила» его. Они не только занимаются языком, но и беседуют о русской культуре, литературе, истории, политике. Эти знания тоже необходимы. И русский Сервер изучает не только для того, чтобы свободно говорить на нем. Язык для него — инструмент познания культуры и одновременно важная ее составляющая. Ведь это язык Личностей: Достоевского, Гоголя, Чехова. В общем, знание языка для Сервера — не только соответствующая отметка в анкете.

Продолжая беседу, мы поинтересовались, насколько его представления о России и русских совпали с тем, что он здесь увидел, как он привыкал к условиям нашей жизни. Сервер отвечал, что о России, о русских он знал в основном по книгам. Что-то почерпнул из справочной литературы, СМИ, кое-что рассказывали люди, побывавшие в нашей стране. Первые впечатления? Поначалу русские показались ему людьми несколько холодноватыми, не очень контактными. Но, приехав сюда вполне зрелым, взрослым человеком, он понимал, что первые впечатления чаще всего бывают ошибочными. Он увидел, что русские достаточно открыты, при этом стараются не вторгаться в чужую частную жизнь. Русских считает патриотами, в тяжелейших условиях защитившими свое отечество от вторжения Наполеона и Гитлера. А еще они много читают — гораздо больше, чем турки. Какие-то отрицательные впечатления? Еще до прихода в компанию ему порой приходилось сталкиваться с проявлениями необязательности. Знакомые рассказывали о случаях злоупотреблений, взятках, но лично он с этим здесь не сталкивался, а в компании ICA это просто невозможно…

Что же касается условий жизни в Петербурге, здесь все несколько дороже, чем в Турции: проезд в транспорте, продукты питания… За аренду двухкомнатной квартиры он платит в месяц в два раза больше, чем заплатил бы в Турции. Если говорить о климате — конечно, здесь не Турция. Зимой холодно, весной и осенью часто бывает дождливо и облачно, летом мало солнца. Но, в конце концов, таким ведь был Петербург Достоевского. В скобках заметим, что на встречу с Сервером мы пришли в куртках и с зонтиками — было прохладно, накрапывал дождик. А наш гость явился в элегантной летней рубашке — такой вот горячий турецкий петербуржец.

О русской кухне Сервер говорит сдержанно: к борщу, щам, солянке так и не привык. Свинину не ест — это понятно. Очень нравятся сырники со сгущенным молоком, любит все молочное — йогурты, творог. А еще семгу и бананы. Он почти не ходит в рестораны, да и в Турции их не жаловал, считая, что вкуснее всех готовит его мама — долма, кёфте…

Зная о занятости нашего собеседника, мы все же поинтересовались, что ему уже удалось увидеть в Петербурге, где побывать. Оказывается, не так уж и мало. Это Эрмитаж, Исаакиевский и Казанский соборы (его интересует церковная архитектура), сады и парки Петергофа. Познакомившись с идеями Петра Великого — основателя Петербурга, открывшего Россию для Европы, — он был восхищен ими. Именно этот царь стал привлекать сюда европейских архитекторов, творчество и талант которых позволили создать столь прекрасный город. А еще Сервер успел побывать в Киеве, Львове, Минске. Из этих городов, как считает Сервер, пожалуй, только Киев в чем-то можно сравнить с Петербургом. Два других с ним просто несоизмеримы. На наш вопрос о чтении, сегодняшних литературных интересах, театре он отвечал: «Нет, я не забросил все это навсегда. Просто сегодня оно как бы законсервировалось во мне, ждет своего часа».

Каким же Сервер видит свое будущее? Пока он намерен работать в компании, а потом хотел бы вернуться в родной Диярбакыр. И, если все сложится удачно, если позволят средства, когда-нибудь основать образовательный фонд, построить в родном городе какое-то здание — школу или колледж, в зависимости от нужд города, вкладывать свои силы, средства и умения в развитие системы образования в родных местах. В этой области в восточной Турции есть свои проблемы, прежде всего с женским образованием. Но все это пока мечты, достаточно далекая перспектива. Для ее осуществления сегодня надо много работать.

Наша беседа с Сервером Атаком продолжалась около трех часов. Он чрезвычайно интересный собеседник, человек удивительно разносторонний. Мы говорили о Турции и России, о жизни в наших странах, о Достоевском и проблемах сегодняшней действительности и о многом другом. Прощаясь, поблагодарили нашего турецкого гостя и спросили, что он пожелал бы жителям города, на благо которого здесь трудится. Немного подумав, Сервер сказал: «Хочется, чтобы ваши руководители делали все для выполнения планов великого Петра. Он хотел, чтобы Петербург стал не только окном в Европу, но и истинно европейским городом. Петербург заслуживает еще большей заботы о себе. А петербуржцам я пожелаю побольше солнца».