Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

Гость: Президент Исландии Олавур Гримссон

У России и Исландии всегда были добрые отношения


Во время беседы с российскими журналистами в своей резиденции. Февраль 2014

Гость нашего выпуска — Президент Исландии Олавур Гримссон, встреча с которым была организована в феврале Посольством Исландии в России по просьбе журнала «Консул». Кроме его главного редактора Олега Давтяна, в ней участвовали также корреспондент ИТАР-ТАСС Дмитрий Волин и петербургские журналисты Ольга Калашникова и Анна Гамзикова.

Свободно, безо всякого контроля на дорогах, без прохождения через рамки металлоискателей и проверки документов представители российской прессы прибыли в резиденцию президента в Рейкьявике, где их гостеприимно встретил руководитель его администрации Арни Сигурйонссон. Через несколько минут вышел и сам господин Гримссон, предложил сфотографироваться и пригласил в конференц-зал.
«Прежде, чем вы начнете задавать вопросы, — сказал он, — позвольте сказать несколько слов об истории исландско-российских отношений, чтобы проиллюстрировать, как глубоки корни у нашего сотрудничества»

— Начнем с того, что у России и Исландии всегда были весьма плодотворные отношения. Как вы знаете, краеугольным камнем нашей духовной культуры являются саги об исландцах — литературные произведения, в которых рассказывается о том, как тысячу лет тому назад, в эпоху викингов исландцев можно было встретить по всей Северной Европе, дошли они и до Руси. Вместе с другими европейскими народами и с Русью они были неотъемлемой частью Северной Европы. Исландцы бывали даже в Киеве (теперь он находится в другой стране), и эти контакты заложили основу сегодняшних взаимоотношений народов Северной Европы, которые спустя много веков активно развиваются. И когда в 40х годах XX века в Исландии была провозглашена республика, экономические отношения стали одним из основополагающих направлений ее политики. Эти отношения имели очень важное значение для республики в первое десятилетие ее существования, особенно для моряков, рыбаков и производителей сельскохозяйственной продукции. Мы продавали в Советский Союз рыбопродукты, сельдь, морского окуня, а взамен получали древесину, продукцию машиностроения, в Исландию ввозилось очень много советских автомобилей, и мы с женой и двумя дочерьми в те годы тоже ездили на советской автомашине. И вот эти древние связи, существовавшие тысячу лет тому назад, и то, что происходило во второй половине XX века, когда наша молодая республика становилась на ноги, — все это привело нас к существующему сегодня уровню сотрудничества. В последнее время развиваются взаимовыгодные связи в Арктическом регионе, Исландия и Россия садятся вместе за «арктический стол» и обсуждают все вопросы сообща, в том числе и современные экономические вызовы. После того, как в прошлом году было принято решение признать за многими странами, в том числе и азиатскими, статус наблюдателя в Арктическом союзе, более половины стран, входящих в двадцатку крупнейших экономик мира, в той или иной степени оказались вовлеченными в обсуждение проблем Арктического региона. Эта новая ситуация создала в Арктике благоприятные возможности для того, чтобы противостоять современным вызовам, что делает наш диалог еще более важным, чем прежде. Поскольку будущее Арктики требует повышенного внимания к исландскороссийскому сотрудничеству, я уже трижды участвовал по приглашению президента Владимира Путина в арктических конференциях в Москве, Архангельске и в Ямало-Ненецком автономном округе. И, наконец, позвольте также сказать, что я, моя супруга и руководитель моей администрации до сих пор находимся под сильным впечатлением от Олимпийских игр в Сочи, от того, как все было подготовлено, какие были построены объекты в этой красивейшей части России. Мы катались на горных лыжах в различных странах, но никогда раньше не были в горах Кавказа. Я также знаю, что участники спортивных соревнований из многих стран были очень довольны созданными для них условиями. Уверен, что новыми олимпийскими объектами долгие годы будут пользоваться многие спортсмены и любители зимнего отдыха. Думаю, что российский народ должен гордиться тем, как была организована Олимпиада. А сейчас я готов ответить на любые ваши вопросы.


Выступление на открытии выставки Йоханнеса Кьярваля в Русском музее. Сентябрь 2013

— Уважаемый господин Президент, прежде всего позвольте поблагодарить Вас за согласие побеседовать с нами, а также передать слова благодарности всем организациям, которые сделали наше пребывание в Исландии столь интересным и полезным. В прошлом году мы отмечали 70-летие дипломатических отношений между нашими странами и имели честь видеться с Вами на выставке произведений замечательного художника Йоханнеса Кьярваля в Русском музее. Скажите, пожалуйста, какой период из этих 70 лет представляется Вам наиболее плодотворным и какими видятся перспективы сотрудничества Исландии с Санкт-Петербургом?

— Очень трудно выбрать какой-то период, который можно было бы назвать самым успешным. Тем не менее я бы выделил 50-е годы, когда в ответ на расширение нашей рыболовной зоны до трех-четырех миль, что, в принципе, совсем немного, по сравнению с нынешними 200 морскими милями, Великобритания ввела торговое эмбарго, а Советский Союз стал покупать нашу рыбу и поставлять нам нефтепродукты и древесину. Благодаря этому были созданы условия для модернизации исландской промышленности и сельского хозяйства, поэтому данный период можно было бы назвать поворотным моментом в истории наших взаимоотношений. В течение следующих десятилетий Россия также играла ключевую роль в развитии исландской экономики. Кроме того, между нашими странами активно развивались и культурные связи. В те годы мир еще не был столь глобализированным, страны были изолированы друг от друга, и гастрольные поездки в 50–60-е и 80-е годы советских музыкантов, певцов и танцоров существенно обогащали культурную жизнь Исландии. Особо я отметил бы и последнее десятилетие, с учетом активного развития Арктики и необходимостью совместной выработки арктической политики в этом регионе. Вы, наверное, заметили — я часто повторяю, что Санкт-Петербург можно было бы называть «столицей Арктики», учитывая его географическое положение, близкое расстояние до стран Северной Европы, в том числе скандинавских. Конечно же, столицей России является Москва, но расположение и роль Санкт-Петербурга таковы, что ни один другой город мира не может претендовать на звание Арктической столицы.

— Одиннадцать лет тому назад Вы впервые встречались с президентом России Владимиром Владимировичем Путиным и обсуждали с ним вопросы арктического сотрудничества. Какие проблемы в этом регионе были решены при непосредственном участии глав наших государств и какие новые проекты намечены к реализации?

— Когда мы впервые встретились, ваш президент сказал, что нам необходимо в первую очередь наладить контакты с российскими северными регионами, включая Камчатку и Чукотку, что это не те вопросы, обсуждение которых надо непременно начинать с президентского уровня. Мне очень интересно наблюдать изменения в подходах, которые произошли в последнее время. После того, как нам посоветовали напрямую общаться с главами российских северных регионов, за последние пять-шесть лет я сам и МИД наших государств стали рассматривать Арктику как территорию, представляющую интерес и для федеральных властей. Мы очень ценим прямой диалог с вашим президентом и в дальнейшем будем еще активнее обсуждать все вопросы на уровне глав государств и правительств. Перед нами стоит задача реализации всеобъемлющего соглашения о поиске и спасении терпящих бедствие на море, которое нам удалось заключить в прошлом году, выполнения условий соглашения о добыче нефти на арктическом шельфе, усиления мер по охране окружающей среды, совместного обеспечения безопасности прохождения судов по Северному морскому пути, осуществления подводной прокладки оптико-волоконных кабелей, налаживания регулярного авиасообщения со всеми арктическими объектами. И мы очень гордимся тем, что таким перевозчиком стала исландская компания «Айслэндэйр». Как вы знаете, летом прошлого года начались прямые авиарейсы между Санкт-Петербургом и Исландией, а также между Исландией и США. Так что можно с уверенностью сказать, что наши контакты принесли ощутимые плоды по целому ряду направлений.


Президент Исландии Олавур Гримссон с российскими журналистами. «Фотография на память». Бессастадир, февраль 2014

— Исландия, как известно, очень сильно пострадала от кризиса 2008 года, может быть даже больше, чем остальные европейские страны. И многие ваши решения принимались тогда путем референдума. Как Вы считаете, такое совместное с народом управление государством в особо трудные периоды возможно везде или же только в небольших странах?

— В первую очередь хочу отметить, что коллапс банковской системы в США и в Европе вызвал сильнейший шок. Однако нам важно было осознать, что это был не только финансовый, но и глубокий общественный кризис, с последствиями которого следовало бороться по всем направлениям. Поэтому наш путь выхода из кризиса отличался от того, по которому пошли другие европейские страны. Там использовали только экономические инструменты, а мы провели политические и экономические реформы, изменили некоторые юридические нормы. Я часто говорю, что экономика — это не только какая-то банковская система, но и состояние самого общества. Если вы не вселите в людей уверенность и веру в будущее, то традиционно экономические инструменты не помогут выбраться из кризиса. И когда правительства стран ЕС и Великобритании говорили нам, что простые люди всегда обречены отвечать за ошибки банков, я инициировал референдум, на котором граждане нашей страны заявили, что они не обязаны этого делать. Следует также заметить, что многие европейские лидеры пытались убедить меня в том, что рискованно доверять народу принятие таких серьезных решений, что это дело финансовой элиты. Но мы оказались правы, решив, что общество не обязано оплачивать долги банкиров, а также в очередной раз убедились в том, что демократический путь решения сложных вопросов является самым оптимальным.

— Исландский парламент периодически обсуждает вопрос о возможном вступлении Исландии в Евросоюз. Известно, что у Вас есть особая точка зрения по данному вопросу. Поясните ее, пожалуйста.

вступать в эту организацию. Так же как и Норвегии, которая дважды проголосовала против вступления в ЕС. Эти же причины заставили в свое время покинуть ЕС Гренландию. Должен сказать, что после краха банковской системы в 2008 году многие говорили о том, что будь Исландия членом ЕС, последствия кризиса ощущались бы не так тяжело. Поначалу такие аргументы казались разумными, но события в Европе — в Испании, странах Балтии, Греции, Ирландии, Франции — продемонстрировали, что ситуация не столь радужная, что все эти страны, за исключением, пожалуй, Великобритании, до сих пор сталкиваются с негативными последствиями кризиса, а количество противников вступления в ЕС постоянно растет. И в ходе президентской избирательной кампании 2012 года я разъяснял свою личную позицию, убеждая, что вступление Исландии в ЕС противоречит нашим экономическим и политическим интересам. Ведь благодаря нашей экономике и географическому положению нам все же лучше самим вести переговоры с другими странами по всем вопросам. Я неоднократно говорил, что если бы я был президентом какой-нибудь из стран Балтии, то, наверное, в силу ряда причин выступал бы за вступление в ЕС, но я президент Исландии, страны, расположенной в Северной Атлантике. Возможно, в недалеком будущем наступят очень интересные времена, поскольку не входящие в ЕС Гренландия, Норвегия и Исландия, оказывающие большое влияние на формирование геополитической ситуации в этом регионе, естественным образом создали весьма значимый геополитический треугольник.

— В одном из своих интервью Вы сказали, что Исландия — это общество, основанное на принципе, согласно которому каждый является другом, пока не доказано обратное. К сожалению, многие страны идут в противоположном направлении, предполагая, что каждый по отношению к другому является потенциальной угрозой. Скажите, пожалуйста, верите ли Вы в то, что замечательный принцип, положенный в основу исландского общества, можно внедрить в сознание нынешнего молодого поколения?

— Я всегда подчеркивал, что в Исландии мы стараемся строить общество на основе доверия друг к другу. Имеется в виду, что все, кто к нам приезжает, — это друзья, но, как вы правильно заметили, многие страны рассматривают приезжих как угрозу. Здесь же вы убедились, что вам рады, вас принимают с открытым сердцем, совсем не так, как в большинстве других стран. Видеть во всем угрозу — это очень опасное явление, ведущее к смене цивилизаций. Конечно, в мире существует терроризм, да и вообще жить опасно: огромное количество людей, например, получает увечья и гибнет в автокатастрофах. Но надо осознать, что риск есть во всем, поэтому мы не можем использовать его как повсеместное оправдание недоверия. Я убежден в том, что у большинства людей намерения абсолютно доброжелательные, и Олимпийские игры в Сочи тому наглядный пример. Стоит также отметить, что после того, как семь лет назад американцы закрыли свою военную базу, в Исландии нет ни одного солдата. И это значит, что в Северной Атлантике есть государство, у которого нет никакой армии и куда свободно можно въехать из любой страны, входящей в Шенгенское соглашение. К нам в прошлом году приехало 800 тысяч туристов. Я, конечно, не имею ничего против вооруженных сил, однако хочу только подчеркнуть, что можно иметь открытое и цивилизованное общество, существующее безо всяких военных структур.

— В этом году запланирована очередная встреча начальников штабов вооруженных сил стран-участниц Арктического союза. Не приведет ли дальнейшее развитие военного сотрудничества к милитаризации Арктического региона?

— Я так не думаю. Прежде всего, отмечу, что во второй половине XX столетия Арктика была, наверное, самым милитаризованным регионом мира. Каждое новое военное изобретение противостоящих друг другу блоков НАТО и стран Варшавского договора, включая ядерное оружие, размещалось именно здесь. В настоящее время мы показываем пример того, как за короткий период России, США, Канаде и другим странам совместными усилиями удалось переломить ситуацию и вступить на путь конструктивного взаимодействия и мирного сосуществования. В этом смысле Арктика — модель глобального масштаба перехода от конфронтации к сотрудничеству. Мое поколение не могло себе и представить подобного развития ситуации, потому что тогда доминировало мировоззрение холодной войны.

— На фоне скандала с запретом ввоза норвежской рыбы Россия начала переговоры с Данией и Исландией. Какими Вам видятся перспективы расширения экспорта исландской рыбной продукции на российский рынок?

— Как я уже говорил, Россия всегда была для нас важным торговым партнером. Конечно, мы по-прежнему проявляем большой интерес к экспорту рыбопродуктов. В то же время мы наблюдаем интерес и к исландскому мясу, к продукции наших парниковых хозяйств, к молочным напиткам типа йогурта. Надеюсь, что прямое сообщение с Петербургом также предоставит нам новые возможности и для развития производственных контактов. Когда я был в Сочи, один ваш знаменитый, самый известный в мире дирижер, который нес Олимпийский флаг, рассказывал мне, что когда они с сыном летели в Америку впервые через Исландию, то убедились в том, что это самый удобный и короткий маршрут.

— Вы и Ваша супруга были инициаторами выставки в Русском музее, о которой шла речь в начале нашей беседы. Скажите, пожалуйста, какие новые совместные культурные проекты запланированы на этот год?

— Именно об этом мы говорили во время Олимпиады с Валерием Гергиевым, который позитивно воспринял мою идею — приехать в Исландию с оркестром. Мы с удовольствием примем у себя музыкантов, артистов балета, представителей российского изобразительного искусства. У нас есть взаимное желание развивать культурное сотрудничество, тем более что в прошлом году в связи с 70-летием установления дипломатических отношений нам удалось успешно реализовать разнообразные проекты мирового уровня.

— Известно, что Вы увлекаетесь игрой в шахматы, любите ездить на лошади, занимаетесь горнолыжным спортом. Какие еще у Вас есть увлечения?

— Интересно, что вы упомянули про лошадей. Исландские лошади очень необычны, поскольку их предками были лошади викингов, способные находить дорогу в труднодоступной местности, переплывать реки. Я сказал президенту Путину, что он обязательно должен покататься на лошади во время посещения Исландии. Напомните ему, пожалуйста, об этом. Конечно, на этой работе у меня остается совсем немного времени для хобби, но я люблю читать книги, наслаждаться природой, следить за новостями театра и кино, посещаю выставки, знакомлюсь с научными публикациями. И, конечно же, свободное время я стараюсь посвящать своей семье.