Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

Китайский фарфор в Эрмитаже

 

ТЕКСТ: ТАТЬЯНА АРАПОВА, ведущий научный сотрудник Отдела Востока Государственного Эрмитажа

ФОТО: Ю. А. Молодковец, А. А. Пахомов, В. С. Теребенин, Л. Г. Хейфец

Модель юрты. Фарфор, роспись кобальтом.
Китай, середина XIV в.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

 

В Эрмитаже хранится самая крупная в России коллекция китайского фарфора. Первый документированный предмет китайского фарфора появился в нашей стране в XVI веке. В XVII и XVIII веках китайские изделия из фарфора в России приобретали через посредничество европейских торговых компаний, имевших непосредственные контакты с Китаем.

В XVII веке торговые связи Китая со странами Западной Европы, благодаря деятельности Ост-Индской торговой компании, становятся систематическими. В XVIII веке в Европе появляются первые фарфоровые кабинеты, как, например, в берлинском дворце Шарлоттенбург. Керамисты известных мастерских начинают подражать китайским образцам как в формах, так и в мотивах декора. Возникают первые коллекции китайского фарфора. Первыми их обладателями были короли Португалии, Испании и Франции. В России же самые ранние коллекции связаны с именем Петра I, который покупал китайский фарфор через голландскую Ост-Индскую компанию. Известно, что для дворца Монплезир в Петергофе по его приказу были приобретены 500 предметов. Среди личных вещей царя фигурируют китайские чашки и блюдца. Китайский фарфор упоминается также в имущественных описях высших сановников петровского времени — А. Д. Меншикова, Ф. А. Апраксина и других. Одной из крупнейших в XVIII веке была коллекция князей Черкасских. Продолжали приобретать фарфор и последующие правители России, в резиденциях русских царей находилось значительное его количество.

Основное ядро коллекции китайского фарфора в Эрмитаже формировалось на протяжении почти полувека. Известно, что в 1883 году из всех дворцов были выделены имевшие художественное значение фарфоровые и серебряные вещи и на их базе создан музей. Он помещался на верхнем этаже Зимнего дворца

в трех комнатах с окнами на Адмиралтейство и был почти недоступен, так как для его посещения требовалось особое, редко выдававшееся разрешение. В 1910 году по ходатайству Эрмитажа музей был передан в его ведение, переведен в одну из галерей Малого Эрмитажа и вскоре открыт для посетителей. В том же 1910 году значительное количество фарфора поступило из Гофмаршальской части императорского двора. Как видно из путеводителя, опубликованного в 1921 году, среди экспонировавшихся тогда предметов были как китайские, так и японские.
После революции в Эрмитаж стали поступать предметы из национализированных дворцов и частных собраний — таких как собрание Строгановых, Шуваловых, Горчаковых, Долгоруковых, Е. Г. Саксен-Альтенбургской и других. В 1923 году специальным постановлением музей училища технического рисования барона А. Л. Штиглица был передан Эрмитажу, куда и начали поступать его коллекции. Наиболее интересные образцы китайского фарфора происходят как раз из музея Штиглица, например, китайские изделия периода Мин (1368–1644). В 1926 году Эрмитажу были переданы предметы из так называемых исторических комнат Зимнего дворца — помещений, которые занимали Николай II и его семья, где они входили в оформление интерьеров, — среди них ваза, покрытая темно-красной глазурью, подаренная представителем китайского императорского двора Ли Хунчжаном в 1896 году к коронации Николая II. В 1930-е годы большое количество фарфоровых предметов поступило из Общества поощрения художеств и Русского музея. На протяжении XX века коллекция продолжала пополняться. В 1958 году большую группу предметов передало в дар музею правительство

Чашечка для вина. Фарфор, роспись кобальтом.
Китай, правление Канси (1662–1722). Государственный Эрмитаж,
Санкт-Петербург

Китайской Народной Республики. Среди них были как образцы XVIII века, так и работы современных мастеров. В настоящее время коллекция растет благодаря деятельности фондово-закупочной комиссии. Некоторые предметы приходят в качестве даров, как, например, ваза с росписью кобальтом (дар директора Эрмитажа М. Б. Пиотровского) — великолепный образец изделий мастерских города Цзиндэчжэня, выполненный в начале нашего века. Сейчас в музее хранится свыше 3,5 тысяч экспонатов.
В собрании Эрмитажа представлены фарфоровые изделия, начиная с XIV века. Это было время правления монгольской династии Юань (1279–1368), которое оставило значительный след в культуре Китая. Политический разгром страны не привел к разрушению культурных традиций, которые в значительной части были восприняты монголами, а объединение под их властью обширной территории способствовало более интенсивным связям с Западом, обмену идеями в различных областях художественного творчества, что нашло отражение и в керамическом производстве. Целый ряд мастерских группируется вокруг города Цзиндэчжэнь (провинция Цзянси), который становится центром фарфорового производства. Один из самых интересных памятников нашего собрания — модель монгольской юрты — был изготовлен в середине XIV века. Всю поверхность предмета украшает роспись, выполненная в технике резерва на синем фоне. Почти все ее мотивы несут определенную символику. Так, хризантема символизировала отшельничество, но вместе с тем и радость. Внизу у основания в фигурных полях помещены изображения буддийских и даосских драгоценностей — ромб, музыкальный камень, пылающая жемчужина, колесо веры и другие; летящий гусь, изображенный наверху юрты, символизирует искусство каллиграфии, а также преданность. Декор выполнен на очень высоком профессиональном уровне, и это, а также качество фарфора, глазури, кобальта, необычность формы предмета позволяет предположить, что он был изготовлен по специальному заказу в мастерских, поставлявших продукцию императорскому двору. Модель юрты — образец уникальный, аналогов ему нет ни в одном собрании китайского фарфора.
Изгнание монголов и воцарение национальной династии Мин сопровождалось развитием городов и городской культуры, что не могло не сказаться и на развитии керамического искусства. В Цзиндэчжэне растет количество печей, выпускавших изделия, казенные — для императорского двора, частные — на внутренний и внешний рынок. Наряду с росписью кобальтом разрабатываются цветные глазури. Минские монохромы высоко ценились, развивается также полихромная живопись по фарфору: к синей подглазурной краске добавляли надглазурные — желтую, зеленую и другие.
Некоторая демократизация общества, выразившаяся в развитии художественных жанров, популярных в народе, повлияла и на росписи по фарфору. Среди сюжетов — жанровые, бытовые сценки, особенной любовью пользовались литературные и символико-благопожелательные композиции. В известной степени на роспись по фарфору оказала влияние живопись с ее делением на жанры: пейзаж, сюжетная композиция, изображение цветов и птиц. Изображения растений и животных — реальных и мифологических — часто имели символический подтекст. Так, фигура дракона, божества дождя и плодородия, была символом императорской власти, цветы сливы «мэйхуа», пиона, лотоса и хризантемы символизировали четыре времени года, изображения оленя и плывущей рыбы означали пожелание успешной служебной карьеры и так далее. Прекрасным образцом фарфора с полихромным декором в собрании Эрмитажа является сосуд с крышкой, выполненный в правление Цзяцзин (1522–1566) и украшенный изображениями рыб, плывущих среди водорослей.
Бo'льшая часть собрания Эрмитажа принадлежит ко времени правления маньчжурской династии Цин (1644–1911). Стремясь подчеркнуть преемственность и легитимность власти, а также понимая культурное превосходство китайцев, первые маньчжурские императоры уделяли большое внимание развитию живописи, литературы, прикладного искусства. В Цзиндэчжэне были восстановлены разрушенные во время войны печи, специальные чиновники, присланные из Пекина, следили за мастерскими, выпускающими продукцию для императорского двора. Кроме того, в придворных мастерских Пекина работали художники, создававшие рисунки для росписей фарфора, предназначенного для императорского двора, и император лично их инспектировал. Иногда росписи дополнялись стихами, написанными императором. Примером таких изделий может послужить чашечка тончайшего фарфора, украшенная росписью кобальтом, — изображение скалы и деревьев, дополненной стихотворными строчками. В Эрмитаже хранятся 12 таких чашечек, выполненных в правление Канси (1662–1722).
Большое внимание уделялось усовершенствованию технологии изготовления предметов, были возрождены техники предшествующих эпох, разработаны ряд новых. Так, появляются изделия, на которые порошок кобальта выдувался еще до обжига, затем их покрывали глазурью, а после обжига нередко расписывали золотом. Сама техника получила название «пудренный кобальт». В этой технике декорированы два кувшинчика для вина из собрания Эрмитажа. Роспись золотом здесь дополнена полихромной в фигурных картушах. Расцвета достигают монохромы, в которых используются различные градации красного цвета: красный цвета «бычьей крови» — такой глазурью покрыта ваза, подаренная Ли Хунчжаном, «пламенеющие» — где к красному добавляются фиолетовые потеки, изделия с «персиковой» глазурью мягкого розового цвета, приобретающие различные оттенки желто-розового или зеленого. Популярностью пользовались также зеленые монохромы «цвета яблока», голубоватые — «цвета луны» и прочие.
Дальнейшее развитие получают изделия с полихромной росписью. В тематике композиций наряду с жанровыми сценами и пейзажем широко используется жанр «цветы и птицы»; большую роль приобретают фоны и обрамления — они усиливают декоративный эффект живописи по фарфору. В правление Канси популярностью пользовались изделия, декорированные в гамме «зеленого семейства», названные так европейцами благодаря доминированию в росписях различных оттенков зеленого цвета. Одним из примеров такого декора является блюдо с изображением скал, цветущих пионов и летящих стрекоз. Символика изображений носит благопожелательный характер: пионы символизируют богатство и знатность, скалы — долголетие.

Кувшинчики для вина. Фарфор, «пудренный кобальт», полихромная роспись, роспись золотом. Китай, правление Канси (1662–1722). Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Росписи с жанровыми сюжетами иллюстрирует изразец, поверхность которого украшена изображением сцен из популярной в Китае драмы «Западный флигель», написанной в XIV веке Ван Шифу. Центральная сцена обрамлена поясом геометрического орнамента с картушами, в которых предметы из «восьми драгоценностей».
В декоре некоторых изделий наряду с росписью большую роль играет глазурь с трещинками — «кракле». Примером их может послужить ваза, выполненная в правление Юнчжэн (1723–1735). Крупные кракле здесь выделены цветом. По тулову размещены восемь фигур лошадей. Художник мастерски передал движения животных, расположив их в двух горизонтальных поясах и используя наряду с живописью легкий рельеф. Сам мотив заимствован из живописи, где он был особенно популярен, начиная с правления монгольской династии Юань. Лошадь символизировала быстроту, скорость, кроме того, она была символом мира, так как в древнем Китае считалось, что лошадь приносит добрые вести.

Блюдо с изображением скал, стрекоз и кустов пиона. Фарфор, роспись в гамме «зеленого семейства».
Китай, правление Канси (1662–1722). Государственный Эрмитаж,
Санкт-Петербург

Изразец с изображением сцены из драмы
«Западный флигель».
Фарфор, роспись в гамме «зеленого семейства».
Китай, правление Канси (1662–1722). Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Блюдо с изображением крылатого дракона в центре. Фарфор, роспись кобальтом. Китай, правление
Цяньлун (1736–1795). Государственный Эрмитаж,
Санкт-Петербург


Ваза с изображением пейзажа. Фарфор, роспись кобальтом. Китай, Цзиндэчжэнь, 2008. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Одним из лучших образцов фарфора правления Цяньлун (1736–1795) в эрмитажном собрании является блюдо с росписью кобальтом, украшенное изображением крылатого дракона с пылающей жемчужиной на фоне цветов в центре. Блюдо отличают великолепный рисунок, использование различных градаций цвета кобальта, четкость построения композиции. На дне его снаружи помещена марка, состоящая из шести иероглифов «Да Цин Цяньлун нянь чжи» — «Сделано в период Великой Цин правление Цяньлун». Блюдо является характерным образцом изделий, выполнявшихся в Цзиндэчжэне в мастерских, поставлявших продукцию императорскому двору.
Значительную часть коллекции Эрмитажа представляют изделия, предназначенные на вывоз в европейские страны. За пределы Китая вывозили предметы, выполненные в местной традиции, а также с учетом вкусов заказчиков. Для производства некоторых изделий привозили модели форм и рисунки из Европы. На протяжении нескольких веков именно фарфор создавал впечатление о стране, ее обитателях, их образе жизни и нравах. Благодаря росписям по фарфору создавался фантастический театрализованный и идеализированный образ Китая. Среди экспортных изделий эрмитажного собрания — предметы из обеденных и чайных сервизов, блюда, вазы, использовавшиеся для украшения интерьеров, и другие. Ряд изделий украшен гербами знатных европейских семей. Так, на одной из тарелок, выполненной в 1770-х годах, помещен герб принца Уильяма Генри, герцога Глостерского и Эдинбургского, кавалера ордена Подвязки (1743–1805).




Ваза с изображением лошадей. Фарфор, роспись кобальтом, глазурь с кракле, рельеф. Китай, правление Юнчжэн (1723–1735). Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

XVIII век был временем последнего взлета в развитии керамического искусства. В XIX веке с изменением исторических условий — поражением в опиумных войнах, приведшим к зависимости Китая от европейских стран, с одной стороны, а также с появлением и распространением в этих странах собственного фарфора — применение ярких красителей, массовость производства, рассчитанного прежде всего на внутренний рынок, привели к снижению общего художественного уровня фарфоровых изделий. Однако и в это время фарфор, как и прежде, чутко реагировал на процессы, происходившие в искусстве. С развитием музыкальной драмы ее персонажи появляются в росписях. А на их трактовку несомненное влияние оказали китайские народные картины «няньхуа». В императорских мастерских творчески осмысливали стиль и орнаментацию фарфора правления Цяньлун, создавая оригинальные композиции. В XX веке, особенно во второй его половине, продолжается развитие керамического искусства на основе национальной традиции, обогащенной современными новациями. Один из примеров того — ваза с изображением пейзажа, выполненная в Цзиндэчжэне в 2008 году.
Коллекция китайского фарфора в Эрмитаже охватывает период с XIV по начало XXI века и позволяет проследить важные этапы в развитии этого вида декоративного искусства.

Тарелка с изображением герба принца Уильяма Генри, герцога Глостерского и Эдинбургского, и ленты ордена Подвязки. Фарфор, полихромная роспись, позолота. Китай, 1770-е. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург