Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

Подпороговые чувства. Новый рассказ Татьяны Рябининой

Павел в очередной раз осторожно скосил глаза — соседка, сосредоточенно сдвинув брови, читала какой-то мелко набранный текст. Ее палец нервно скользил по экрану планшета, листая страницы, длинный ноготь, накрашенный ярко-красным лаком, казался диковинным маркером. Почувствовав, что на нее смотрят, она повернула голову, обожгла Павла сердитым взглядом и снова уткнулась в планшет. Невольно поежившись, он поправил наушники и сделал вид, что его безумно интересует пейзаж за окном.
«Словакия…» — он перекатывал это слово во рту, как леденец. Оно пахло сочной глянцево-лиловой сливой и было нежным, как взбитые сливки. А еще — по совершенно непонятной ассоциации — напоминало серебряную цепочку с крупными звеньями. Словакия неслась навстречу за окном автобуса — бесконечными зелеными полями и поросшими лесом горами, змейками рек и аккуратными деревушками. Как же так получилось, в который раз удивился Павел, что я до сих пор здесь не побывал.
Ему исполнилось тридцать три, а стаж дикого путешественника (рюкзачника, бродильщика!) перевалил на второй десяток лет. Это было как наркотик: дорога, переезды, перелеты, незнакомые города, гостиницы, люди на улицах. Музеи и «официальные» достопримечательности были ему не слишком интересны. Иное дело — просто ходить, ходить — пока Павел взял билет до конечной станции, хотя решил, что выйдет где-нибудь раньше.
Автобус был заполнен пассажирами до отказа, и только место рядом с Павлом оставалось свободным. Но не успел он порадоваться неожиданной удаче, как в салон вскочила запыхавшаяся девушка — в последнюю минуту. Закинув рюкзак в локер, она недовольно покосилась на Павла и устроилась в кресле у прохода. Он слышал, как она разговаривала с водителем по-английски (значит, не словачка и не чешка), и — тоже по-английски — предложил ей свое место у окна. Но девушка даже не соизволила ответить, только головой мотнула, отказываясь. Павел пожал плечами и размотал наушники.
Разумеется, в их диком бродячем братстве хватало женщин. Иногда у Павла завязывались необременительные интернациональные романы, но в данный момент он был свободен даже от таких эфемерных отношений. Однако соседка была совсем не в его вкусе. И все же его почему-то так и тянуло посмотреть в ее сторону.
В ней все было не так, неправильно и, пожалуй, некрасиво. Брюнетка с очень бледной кожей и темными, почти черными глазами — радужка сливалась со зрачком. Один из передних зубов слегка набекрень. Тонкие губы, острый нос и торчащие ключицы. Слишком высокая, слишком худая, она сутулилась и вообще была какой-то непропорциональной. Похожей на слишком быстро вытянувшегося подростка, хотя по лицу ей можно было дать не меньше двадцати пяти. В общем, уродина. Но Павел чувствовал себя рядом с ней так, как будто сидел на муравейнике. И в этом не было ни грамма эротики, только странное лихорадочное возбуждение. Как будто где-то далеко трубач играл сигнал тревоги.
Через час девушка попросила водителя притормозить — ей нужно было выходить. Водитель проворчал, что остановки тут по расписанию нет, но… почему бы и нет? Глядя, как она идет к выходу, Павел вдруг неожиданно сорвался с места, схватил свой рюкзак и выбежал за ней. Автобус уехал. Девушка повернулась к Павлу и довольно грубо поинтересовалась, какого дьявола ему от нее надо.
Он стоял, смотрел на нее и чувствовал себя идиотом, потому что не знал, что ответить. Девушка повернулась и пошла было по дорожке, но остановилась.
— Автобусов сегодня больше не будет, — сказала она низким хрипловатым голосом. — Пойдемте, покажу, где гостиница. Моя тетя там хозяйка.
Внезапно Павел почувствовал себя героем дешевого триллера. Сердце мучительно сжалось. Хорошо сидеть перед экраном и говорить: «Дурак, куда ты поперся, тебя там убьют и сожрут!». А сам идешь, как корова на бойню, и не можешь остановиться.
Солнце садилось в тучи, заливая все вокруг зловещим багровым светом. Они шли по деревне — слишком аккуратной, слишком тихой, мимо маленьких белых домиков с красными черепичными крышами, мимо обветшалой старинной церкви. Навстречу попадались местные жители, они приветливо здоровались, а Павлу казалось, что за их улыбками прячутся клыки.
Гостиница называлась так же, как и деревня — HOTEL NELAPSICE. Что-то такое шевельнулось в глубинах памяти, как ленивая рыбина. Что-то такое неприятное он знал — связанное с этим названием. Что-то очень неприятное…
Девушка расцеловалась с полной усатой женщиной за стойкой ресепшена, сдала ей с рук в руки Павла («Вот тебе гость») и исчезла.
— Ваша племянница не словачка? — поинтересовался он, заполняя бланк.
— Анна? Нет, она из Румынии, — на хорошем английском ответила хозяйка гостиницы. — Мы все оттуда. Вся семья переехала, а ее дед остался.
Номер был тесным и неуютным, пахло пылью и кошками, а кровать оказалась такой жесткой, что Павел никак не мог уснуть. Наконец он задремал, но вскоре проснулся — как от толчка.
В комнате кто-то был! Он чувствовал чей-то пристальный взгляд. Павел потянулся к выключателю бра, но свет не зажегся. Выручил мобильник. Мерцание экрана выхватило из темноты сидящего на шкафу огромного черного кота. Выругавшись, Павел схватил его за шкирку и выкинул в коридор. Кот обиженно мявкнул и бросился под ноги хозяйке, непонятно откуда взявшейся у самой его двери. «Гуд найт!», — буркнул Павел и захлопнул дверь.
И тут память наконец спохватилась и показала картинку из книги про всякую нечисть, которую Павел когда-то просматривал, собирая материал для статьи. Под картинкой, изображавшей мерзкое существо с двумя вьющимися локонами, кратко сообщалось, что это «нелапси» — словацкий вампир, отличающийся особой злобностью и способный убивать одним взглядом.
Вампирскую тему в кино и литературе Павел считал отвратительной и вообще во «все эти глупости» не верил. Тем не менее в этот момент его разобрал такой страх, что он придвинул к дверям кровать, а сам до утра просидел в углу, вздрагивая от каждого шороха.
Перед рассветом Павла все же сморило, разбудили его упавшие на лицо солнечные лучи. При свете дня ночные страхи показались смешными. С трудом поставив кровать на место, он привел себя в порядок и спустился в холл.
— Пан будет завтракать? — поздоровавшись, спросила хозяйка. — Автобус в Кошице через час.
— Скажите, а почему ваша деревня так… странно называется? — осторожно поинтересовался Павел.
— Однажды в этих краях охотился император, — улыбнулась она. — И не смог ничего поймать — по-словацки lapit'. Вот поэтому и Нелапице.
Выйдя из гостиницы на залитую солнцем площадь, Павел обернулся и посмотрел на вывеску.
HOTEL NELAPICE.
Но он мог поклясться, что вчера… Впрочем, какая разница? Из-за поворота показался автобус, а ведь он здесь не останавливается, значит, нужно бежать и… лапить.