Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

Мирко Тица: В Петербурге я всегда чувствовал себя своим

Журнал «Консул» и генеральный директор гостиницы «Амбассадор» Андрей Шарапов, автор проекта «Русские по призванию», сегодня представляют двух людей, приехавших в Россию более 20 лет назад. Они родились и выросли в одной стране, Югославии: Мирко Тица — на территории нынешней Республики Сербия, отец Мефодий (в миру Венко Петров) — нынешней Республики Македония. Интервью с ними подготовила Татьяна Щепина.

Говорят, что у архитекторов особый взгляд на окружающий мир. Они не терпят пустоты, будь то городское пространство или собственная душа. Поиск гармонии во всем — постоянный лейтмотив их творчества. Они видят то, чего не замечают многие другие, — красоту повседневных вещей, уникальность обыденных явлений. Мирко Тица, генеральный директор проектно-строительной компании «ТМГ ГРУП», с грустью смотрит на старые городские крыши: он уверен, что каждое здание, особенно в центре города —
живой организм, которому не хватает человеческого внимания.

— Уважаемый Мирко, по Вашему мнению, старым зданиям не хватает внимания только в Петербурге или это проблема мирового масштаба?

— Это одинаково для многих городов, например, для Парижа и Лондона. Там тоже не все идеально. Но в Санкт-Петербурге тяжелый климат и подвижные грунты — это способствует деформации и разрушению зданий. Поэтому за старым фондом в центре города нужен особый уход. Экономия в данном вопросе недопустима. Я ежедневно замечаю, что правильного ухода нет, шедевры мировой архитектуры разрушаются, и когда-нибудь эта уникальная красота уйдет от нас навсегда. От этой мысли мне становится не по себе. Я чувствую, что должен что-то с этим делать.

— Вы более 20 лет живете в городе на Неве, неужели ситуация не изменилась?

— Я впервые приехал в Санкт-Петербург в 1993 году, компания, в которой я работал, участвовала в строительстве крупного объекта. Отчетливо помню свои неприятные ощущения по дороге из аэропорта «Пулково». Всюду были серость и пустота. Только странные теплицы и поля в нескольких метрах от узкой разбитой дороги. А на Московском проспекте тогда вообще не было никакой инфраструктуры — ни путепроводов, ни АЗС, не было торговых центров и ярких рекламных щитов. В то время мне показалось, что город заметно отставал не только от Европы, но и от Москвы. Мне было обидно за петербуржцев. Я очень рад, что ситуация изменилась, и сегодня Петербург — прекрасный город мирового уровня с развитой экономикой и культурой. Но, на мой взгляд, правительство могло бы прилагать еще больше усилий, чтобы не только сохранять, но и развивать город, привлекать сюда как можно больше туристов. Я считаю неправильным ограничивать туристический сезон лишь тремя летними месяцами — это слишком мало для города с таким потенциалом.

— Для реализации этого потенциала специально создан Комитет по развитию туризма Санкт-Петербурга…

— Очень надеюсь, что новая государственная структура положительно повлияет на ситуацию и Северная Венеция станет такой же посещаемой в любое время года, как, например, Лондон, Милан или Париж. У меня душа болит за Петербург. Я хочу, чтобы сюда приезжали люди в любое время года. Жаль, что не в моих силах изменить здешний климат… Мне кажется, что многие иностранцы боятся коварных петербургских ветров и холодных дождей…

— Что еще Вы изменили бы в нашем городе, кроме климата?

— Я бы полностью пересмотрел работу жилищно-коммунальных служб. Честно говоря, их деятельность оставляет желать лучшего. Зимой передвигаться просто невозможно, причем в любом районе города, даже во дворах! Я очень много путешествую, и ни в одном другом городе мира я не встречал подобных проблем. Может быть, поручить уборку придомовых территорий самим жильцам? А взамен предоставить им какие-нибудь налоговые льготы или снизить квартплату… Уверен, что результат был бы намного лучше.

— Вы чувствуете себя больше русским или сербом?

— Я — югослав, родился и вырос в Югославии, но в 90-х годах страна распалась и образовалась Сербия. В то время практически рухнула экономика и многим пришлось уезжать на заработки в Европу. Так я оказался в России — сначала в Москве, а затем в Санкт-Петербурге. Почему-то я никогда не чувствовал себя здесь иностранцем, мне с первого дня казалось, что в этом городе я свой. Я понимал, что смогу сделать здесь много хорошего, как-то повлиять на жизнь и изменить облик мегаполиса. А вообще у русских и сербов много общего: религия, язык, даже внешне мы чем-то с вами похожи.

— То есть трудностей с русским языком у Вас не возникало?

 — Когда я только приехал в Россию, пользовался услугами переводчика. Но поскольку наши языки похожи, многое из переведенного я понимал. И меня очень раздражало, когда я говорил какие-то серьезные вещи, а переводчица все интерпретировала в свободном стиле и шутила там, где это было неуместно. Мне казалось, что я выглядел нереспектабельно. Тогда решил, что выучу русский и буду общаться без переводчика. Это оказалось труднее, чем я предполагал. Всего один пример: почему у вас груша-плод и груша-дерево — это одно слово, слива-плод и слива-дерево — одно слово, а яблоко-плод и яблоня-дерево — два разных? И таких «странностей» очень много… Не представляю, как вы во всем этом разбираетесь.

— В жизни русского человека очень много загадочного помимо трудностей языка…

— О да! Меня всегда завораживало ваше умение стоять в очередях. Очереди везде — в магазинах, в уличной пробке, в театрах, в аэропорту. Любой серб постарался бы как-нибудь проскочить, обойти других. А вы спокойно стоите и размышляете о жизни — это потрясающе! Меня также поражает то, как русские отмечают праздники, особенно дни рождения. 20, 30, 50, 100 лет — не важно, любой праздник превращается в шоу. Так много подарков, цветов, сюрпризов и внимания. Многие идут отмечать в ресторан, в театр или уезжают за город, и праздник продолжается несколько дней. Невероятно! Я не видел такого ни в одной другой стране. Мне бы хотелось, чтобы такая традиция появилась в Сербии, потому что у нас после определенного возраста отмечать свой день рождения становится неприлично… Кстати, праздников у нас намного меньше, поэтому жизнь размереннее. Время не так быстротечно.

— Чего Вам не хватает здесь, в Петербурге?

— Конечно, мне больше всего не хватает своей семьи. У меня две дочки, внук и внучка, они живут в Белграде. Мои дочери бывали в Петербурге, их впечатлила европейская красота города и теплота души русских людей. Все праздники мы с семьей отмечаем вместе. Кстати, в Сербии главным праздником считается День святого — покровителя рода. У каждой семьи есть свой святой, еще несколько веков назад нашей церковью за каждым родом был закреплен небесный покровитель. Это чисто сербский обычай. На День святого мы всегда готовим поросенка на вертеле. Несколько раз я даже сам готовил его здесь, угощал своих русских друзей. Все остальное меня вполне устраивает, мне здесь очень даже хорошо.

— А как Вам русская кухня?

— У меня нет каких-то конкретных предпочтений в еде, потому что сербская кухня очень разнообразная, она включает в себя кулинарные традиции многих стран, например, Венгрии, Болгарии, Румынии и даже Италии. Я привык есть много овощей, фруктов, мяса. Русские и украинские блюда мне по душе. К счастью, сегодня в городе на Неве есть много хороших ресторанов, и любой человек может иногда позволить себе небольшой праздник. Когда я приехал сюда 20 лет назад, такого изобилия не было, но я думаю, что все лучшее у Петербурга еще впереди.

— Как в Вашей жизни появился «Амбассадор»?

— В каком-то смысле «Амбассадор» изменил мою жизнь. В 2001 году наша компания «ТМГ ГРУП» выиграла тендер на проектирование и строительство гостиницы «Амбассадор». Это был мой первый проект в Санкт-Петербурге, и он стал решающим. Я остался в городе надолго, и мое будущее — здесь. Хотя 20 лет назад я сказал своим родным, что уезжаю на время, в командировку… Вот видите, как непредсказуема жизнь! Задача по «Амбассадору» была непростой — возвести новое здание в историческом центре, сохранив при этом гармонию архитектурного ансамбля. На мой взгляд, нам это удалось. Отель обладает классическим европейским стилем с ярким петербургским акцентом. Но для меня самым главным остается не внешний облик гостиницы, а судьбы связанных с ней простых людей. Более 400 человек получили достойную работу, многие обрели надежных друзей, а кто-то даже нашел в «Амбассадоре» свою вторую половинку! Мне очень приятно осознавать, что в какой-то мере это и моя заслуга.
Отдельно я хотел бы поблагодарить Андрея Всеволодовича Шарапова за этот интересный проект — «Русские по призванию». Буду с нетерпением ждать репортажи и фотографии своих коллег, которые давно живут в Петербурге. Наверное, все вместе мы сможем сделать много хорошего, и город станет еще прекраснее.

 

СПРАВКА

Мирко Тица, 63 года, в Петербурге 20 лет. Генеральный директор проектно-строительной компании «ТМГ ГРУП».
О РОССИИ: Петербург — это южный город, построенный на севере.