Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

В гостях у Черной дочери Этны. Валерий Вальков

ТЕКСТ И ФОТО: ВАЛЕРИЙ ВАЛЬКОВ

20 марта 2013 года министр культуры России Владимир Мединский и министр по делам регионов, туризма и спорта Италии Пьеро Ньюги подписали совместное заявление о проведении в 2013–2014 годах перекрестного Года туризма. Вслед за этим, в июле, Посольство Италии в России и Генеральное консульство Италии в Санкт-Петербурге предприняли беспрецедентные меры по упрощению выдачи многократных виз длительного срока действия. Российские дипломатические и консульские учреждения в Италии также включились в проведение этой акции, которая даст возможность народам обеих стран еще лучше узнать друг друга. И сегодня, выступая в поддержку этой инициативы, наш журнал публикует материалы о Сицилии.

Если в прошлом, ХХ веке туризм ассоциировался у нас с рюкзаком, палаткой, байдаркой и песней у костра, то сейчас миллионы россиян мечтают о самолетах и комфортабельных отелях на побережье теплых морей. Не вступая в спор с профессионалами туристического бизнеса, рискну на основе собственных наблюдений предположить, что подгруппа «отдыхающие» постепенно занимает лидирующее положение в классе «туристов».

Но есть и другие путешественники. К ним относятся те, у кого выбор места проведения очередного отпуска зависит не только от среднесуточной температуры на побережье, «звездности» отеля или удобства маршрута, но и еще от чего-то, что называют жаждой новых впечатлений…
Италия способна дарить их бесконечно: Рим, Милан, Венеция, Флоренция — эти города входят в топ туристических маршрутов, там бурлят водовороты многоязычных людских потоков, искусно управляемых зонтиками гидов и лотками торговцев. Нам же хотелось увидеть другую Италию, вырваться, насколько это возможно, из плена стереотипов, посмотреть, как живут и проводят свободное время местные жители, не вовлеченные в туриндустрию, — ощутить общий колорит. Ну, и конечно, хотелось просто бродить вечерами по улочкам прибрежного городка, нырять со скал, ужинать в маленьких ресторанчиках, на языковой барьер, не только проводили на нужный автобус, но и довели до отеля, причем во время пути все горячо обсуждали, как это сделать наиболее удобно и быстро. Пожилая сеньора энергично взмахивала рукой перед каждой остановкой автобуса и громко и напористо говорила: «Анкор! Анкор!». Потрясающее участие, вряд ли возможное в городе, уставшем от туристов. Впоследствии нам не раз довелось убедиться в отзывчивости горожан и ни разу — в черствости или грубости.
Нет, речь не о том, что «русских здесь любят», скорее, уважение к приезжим — одно из проявлений самоуважения горожан, их глубокой внутренней культуры. Толерантность — совсем другое. Толерантность как терпимость проявляется здесь по отношению к мигрантам из стран Африки и Юго-Восточной Азии (район их компактного проживания охватывает ряд кварталов в самом центре, у площади Республики). Вообще, уважение друг к другу, к женщинам и детям, к окружающим, к дому, одежде, еде — заметно. Вы, например, встречали неряшливо одетую итальянку? Равнодушного к затейливым пирожным итальянца? Лично мне — не приходилось.
Особым уважением пользуются старики: бесплатный проезд, посещение музеев, кинотеатров — дань поколению пенсионеров со стороны властей. В то же время, Катания — молодой город, здесь много школ, университет, поэтому молодежь на улицах с утра до глубокой ночи. Забавно видеть, как поздним вечером по набережной движется влюбленная пара, держась за руки, а чуть поодаль, с выключенными фарами, крадется малолитражка — в ней родители. Парочка останавливается, парень привлекает к себе девушку, целует, останавливается и машина, из темного салона вначале слышатся сдерживаемые восклицания, а потом автомобиль включает дальний свет, осветив растерявшуюся парочку на фоне скал, обрывающихся в море. Им не скрыться, финита ля комедия!
Трепетное отношение к традиционным семейным ценностям здесь очень заметно. Вечерами горожане выходят на променад по набережной: впереди, как правило, в инвалидном кресле, везут самого старшего члена семьи, затем идут мужчины за руку с разодетыми детишками, чуть поотстав — женщины, замыкает процессию старшее поколение. Семьи гуляют, раскланиваются со знакомыми, а затем все садятся ужинать, подогнав машину ближе к балюстраде и разложив столики и складные стульчики. Старшее поколение не обязательно появляется на каталке или пешком, немало стариков вполне освоили мотороллер, эту визитную карточку итальянских дорог.
А погулять в Катании есть где, причем заблудиться трудно: северные и северо-восточные направления идут в гору, южные — к морю. Тем не менее поплутать первое время придется: в старом городе не всегда сохраняется четкий геометрический рисунок застройки, названия улиц на маленьких, с конверт, фаянсовых табличках едва различимы, а внимание постоянно отвлекают красочные витрины с рекламой сумасшедших скидок и распродаж брендовых товаров. Через пару дней мы вполне освоились с планировкой города и предпочитали пешие прогулки от отеля в старый город, а затем, поздним вечером, когда открыты только кафе и на улицах гаснут фонари — обратно, в направлении старого рыбного причала, у которого стоит самая почитаемая горожанами церковь Девы Марии.
Между утесами вулканической лавы на северо-востоке и золотыми песками южной части города вдоль берега тянется набережная U-passiaturi. Она простирается от Piazza dei Martiri (площади Мучеников) с обелиском Святой Агаты, попирающей змею, до Piazza Papa Giovanni XXIII (площади Папы Иоанна XXIII), где расположен центральный железнодорожный вокзал.


Набережная, миновав гавань, выводит на Piazza Paolo Borsellino (площадь Паоло Борселлино), за которой открывается La playa — километры золотого песчаного берега. Именно там расположены самые дорогие пляжные отели.
Для тех, кто предпочитает экзотику, интереснее будут северные направления, где сразу за Piazza Europa (площадью Европы), в рыбацком районе San Giovanni Li Cuti, расположена одна из самых старых пляжных зон, известных чуть не со дня основания города. Причудливые языки застывшей лавы здесь напоминают живопись Пикассо, и кажется, что художник набирался вдохновения перед написанием «Герники» именно на побережье Катании.
Еще дальше на север набережная минует район Ognina с маленькой рыбацкой гаванью, молом, у среза которого стоит фигурка Девы Марии, обращенная к морю. И именно здесь, на рыбном причале располагается самый популярный среди местных жителей ресторанчик. Когда на Катанию опускается вечер, а рыбаки возвращаются с дневным уловом, на площади перед причалом начинают накрывать столы и устанавливать жаровни, и уже через полчаса нет ни одного свободного местечка. Официанты, которых так назвать и язык-то не поворачивается (настоящие пираты!), быстро бегают с металлическими блюдами, полными свежайших мидий и креветок, или торжественно несут только что снятую с жаровен рыбу-меч. В больших пластиковых бочках, наполненных льдом, — бутылки с вином, пивом или водой. Вездесущие мальчишки помогают старшим, так что ждать заказ не приходится нисколько. А какой хлеб… Его тоже вынимают прямо из печи. Всю эту колоритную картину дополняют хозяева острова, сицилийцы: медленно и торжественно наслаждаются они общением друг с другом, запахом моря, последними лучами заходящего солнца и, конечно, едой.
Если продолжить движение в северном направлении, то, миновав многочисленные виллы, отели и рестораны, набережная приводит нас в городок Ачи-Кастелло с его средневековым замком, воздвигнутым на древней лавовой скале. Попетляв, прибрежная дорога устремляется дальше, где из моря вздымаются несколько столбообразных островов, величаемых Тронами циклопов. Это уже в непосредственной близости от курорта Таормина — рая для отдыхающих, как утверждает путеводитель (похоже — не врет). По крайней мере, местные нам не раз рекомендовали посетить этот природный курорт с минеральными источниками, великолепными отелями и шикарными ресторанами.
Увы, не посетили — нам вполне было достаточно и моря, и ресторанов, да и дата отлета приближалась. Зато мы решили покорить Этну. Профессионалы знают, что любое восхождение начинается с экипировки. Утро было солнечным, и мы ограничились ветровками и бутылкой воды. Единственной «горной» деталью стали кроссовки вместо привычных уже шлепанцев.

Через пару часов езды по серпантину дороги рейсовый автобус доставил нас и еще пару японских туристов, десяток англичан и итальянцев от привокзальной площади к центру маленького живописного городка, где уже поджидал следующий автобус. После короткой передышки он продолжил кружение по серпантину, карабкаясь вверх среди лавовых нагромождений, внезапно сменяющихся языками выжженной земли, где сквозь пепел пробивались редкие стебли трав. Еще через час автобус приблизился к терминалу канатной дороги.
Собственно, там и начинаются кратеры Этны, и каждый имеет свою историю. Здесь, у терминала, можно сделать выбор: остановиться на этом уровне, сфотографировавшись у вывески кафе, подняться по канатке и спуститься обратно или продолжить маршрут к вершине.
Двери кабинки канатной дороги закрылись автоматически, как только она миновала выпускные ворота. Ветер свистел в форточке, кабинку раскачивало, от открывающегося простора черного склона захватывало дух. Подъем занял не больше 15 минут, но высота, 1800 метров, уже напоминала о себе легким головокружением. Ветер стал намного сильней, холодный и резкий, он гнал клубы черной пыли после каждого шага по обочине дороги. Дальше желающих подняться к вершине ждали специальные автобусы-вездеходы.
Еще полчаса езды по склону, напоминающему лунную поверхность, где только редкие шесты обозначали дорогу. Как только вышли у кратера, тут же пожалели о скромной экипировке: ветер срывал ветровки, мелкий шлак абразивом шлифовал ноги и лица, холод сковал руки.

Тем, кто поднимается на вершину вулкана, настоятельно рекомендуем воспользоваться услугой верхнего поста и взять напрокат куртку, очки, шапку и горные ботинки: кроссовки и ветровки не для Этны!


Гид, моментально оценив ситуацию, увлек группу на тропинку по внутреннему склону ближайшего кратера — того самого, что в апреле остановил полеты самолетов тучами пепла, выбрасываемого на высоту более 500 метров. Пепел лежал тут всюду, заключив в плен 6-метровый слой апрельского снега. Только там, где струи поднимающегося из центра кратера пара скользили по склону, снег медленно оттаивал, очищаясь от черного налета слезами капели. В кратере было тепло. Теплый шлак приятно грел ладони. Пар — дыхание кратера — тоже согревал, то окутывая нас плотным покрывалом, то бесследно исчезая. С вершины открывался замечательный вид на море и едва видимую под облаками Катанию. Красота!
Увы, время неумолимо, и этот отпуск подошел к концу. Последний день провели у моря, оно пахло арбузами. В теплой и прозрачной воде стайки рыбок крутились у подводных гротов, морские ежи робко дрожали иглами на склонах рифов, крабы соревновались с морскими звездами леностью движений. Стая розовых фламинго, которые низко, едва не касаясь волн длинными неуклюжими ногами, неторопливо взмахивали крыльями, потянулась от берега к горизонту. Они бежали от осени, их ждал юг.
Уезжать не хотелось, бежать было незачем, но нас ждал север. Отпуск закончен, закончено и это путешествие. До свидания, Сицилия! Да здравствуют путешествия!