Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (54) 2018


«Россия-Япония»

 

Новости
США предъявили ультиматум "главному противнику России"

Республику Польшу третьи сутки будоражит письмо американского посла Жоржетты Мосбахер местному премьеру Матеушу Моравецкому. Письмо, в принципе, не было предназначено для публики — оно "утекло". И поэтому в письме ее превосходительство посол общается с польским премьером не так, как положено для вида, а так, как положено общаться с сателлитами.
дек 12, 2018
«Александр II: два века в памяти России (1818 - 2018)»
17-19 декабря в Санкт-Петербурге состоится международная научная конференция «Александр II: два века в памяти России (1818 - 2018)», посвященная 200-летию со Дня Рождения императора Александра II. С докладами выступят исследователи из разных регионов России, Белоруссии, Великобритании, Германии, Грузии, Италии, Канады, Киргизии, США, Чехии.
дек 12, 2018
Брестским детям показали "Петербургскую сказку"
Тысяча детей братских народов России и Беларуси, проживающих в г. Бресте, посетили новогодние концерты «Петербургская сказка», организованные в рамках гастролей Театра-фестиваля «Балтийский Дом» в Республике Беларусь.






Комитет по внешним связям СПб


Инпредсервис


ДипИнфо

KidnessClub

Словацкий художник Ян Ромбауэр и петербургский период его жизни.

Мадонна с младенцем (одно из ранних произведений Я. Ромбауэра). 1800. Словацкая национальная галерея, Братислава

История Санкт-Петербурга XVIII—первой половины XIX века необычайно богата именами иностранцев. Особенно это касается области искусства.
Здесь работали представители разных национальностей Европы — голландцы, немцы, итальянцы, швейцарцы, французы…
Был среди них и словак — художник-портретист Ян Ромбауэр. Несмотря на то, что в России он провел 18 лет и написал большое количество портретов наших, в том числе именитых, соотечественников, российскому читателю сегодня известно о нем немногое. Петербургские филологи-слависты Ирина Макаровна Порочкина и Лидия Яковлевна Бударагина с помощью сотрудников Эрмитажа,
Русского музея и Всероссийского музея имени А. С. Пушкина проделали огромную исследовательскую работу в попытке прояснить его биографию российского периода.


Ян Ромбауэр (28 мая 1782–12 февраля 1849) родился в старинном городке северо-восточной Словакии Левоча, который по количеству сохранившихся в нем художественных сокровищ средневековья сравнивают с немецким Нюренбергом — городом-музеем готической архитектуры. Население Левочи тогда было триязычным: говорили на словацком, венгерском и немецком языках. Различные ветви рода Ромбауэров причисляли себя к разным языковым группам. Отец Яна, умелый резчик по дереву, принадлежал к левочской ремесленной элите, и предполагалось, что сын тоже станет ремесленных дел мастером. Но в юном Ромбауэре рано проявились наклонности к рисованию, и с ним стал заниматься живописью живший в Левоче голландец Ян Якуб Штундер (1759–1811).
Сам Штундер был классицистом, писал, как правило, в пуританско-протестантском стиле. Ученик же его, благодаря острому взгляду художника и смелому полету творческой фантазии, то и дело вырывался за пределы классицистических рамок. Иногда Штундер, направляясь к заказчикам в Пешт, где художественная жизнь била ключом, брал с собой Ромбауэра. Эти поездки помогали начинающему портретисту расширить свои художественные горизонты.

Самуэль Штeйнхюбль, купец из Прешова. 1804. Словацкая национальная галерея, Братислава

За период с 1802 по 1805 год Ромбауэр создает 15 портретов. Некоторые из них отмечены своеобразием творческой манеры, более реалистичны и эмоционально выразительны, чем ортодоксальные классицистические полотна. Таковы, например, хранящиеся в словацких музеях портреты прешовского купца Яна Самуэля Штейнхюбля и его жены Сусанны Штейнхюбль.
Знакомство на словацком курорте Бардеёв с российским сенатором, графом Августом Ивановичем Илинским (1761–1844) и его приглашение поехать работать в Россию круто повернули жизнь Ромбауэра. Художник согласился и отправился сначала ненадолго в волынское поместье Илинского село Романовка, а затем в Санкт-Петербург. С этого начался петербургский период жизни художника, длившийся с 1806 по 1824 год.
Первые работы в России были выполнены Ромбауэром в традиционной манере. В то же время пребывание в Петербурге с его богатейшими эрмитажными собраниями (которые Ромбауэр усердно изучал и даже копировал), сближение с художнической средой Северной Пальмиры, знакомство с творчеством выдающихся русских портретистов, таких как В. Боровиковский, А. Венецианов. П. Левицкий, О. Кипренский, сыграли огромную роль в творческой судьбе словацкого художника. Как раз тогда, в начале XIX века сложилась превосходная школа русского романтического портрета, в которой достижения европейской живописи сочетались с вершинами отечественного искусства. Ромбауэра привлек отказ от сентиментализма, от условностей рококо, вдохновила возможность собственного свободного понимания личности портретируемого.
Талант молодого словацкого художника получил в Петербурге всеобщее признание. Став придворным портретистом, он был принят в кругах российской знати. На Ромбауэра посыпались заказы от высокопоставленных сановников, губернаторов, полководцев, театральных деятелей. Он работал много и вдохновенно. Через некоторое время последовало еще одно предложение — стать учителем живописи в мужском пансионе Муральта.



Прасковья Петровна Кутайсова (урожд. Лопухина). 1820-е. Днепропетровский художественный музей, Украина


Павел Алексеевич Бобринский. 1821. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
 

Швейцарец Иоганн фон Муральт (1780–1850) появился в российской столице в 1810 году: петербургская реформатская церковь пригласила его занять вакантное место пастора. Через год он основал в Петербурге частный учебный пансион, где стал внедрять систему воспитания и образования Иоганна Генриха Песталоцци, с которой был хорошо знаком. У себя на родине, после окончания богословского факультета Университета немецкого города Галле, Муральт некоторое время работал в школе-институте выдающегося швейцарского педагога. Вскоре пансион стал популярным среди российской дворянской молодежи, а деятельность самого Муральта, как реформатского пастора и превосходного педагога, получила высочайшее признание.

Пастор поддерживал многих иностранцев — прихожан своей церкви. Так, он покровительствовал швейцарскому пейзажисту, граверу и литографу Жану Кристофу Мивиллю (1786–1836) в течение нескольких лет его пребывания в российской столице. Не ушел от его внимания и словацкий художник. Быть может, именно благодаря Муральту он познакомился и сблизился со швейцарским живописцем и по отъезде последнего из Санкт-Петербурга продолжал с ним общение с помощью переписки. Преподавая в знаменитом пансионе рисование и живопись, Ромбауэр, с одной стороны, получал дополнительный источник дохода и уже не в такой степени зависел от поступавших заказов, а с другой — был на виду у людей, пусть и не особенно именитых, но вполне состоятельных.



Игнац Аврелий Фесслер, историк. 1821. Венгерская академия наук, Будапешт


Весна (Флора, май). 1830. Городская галерея, Прешов
 


Живя в Петербурге, Ян Ромбауэр участвовал в художественной жизни столицы. Так, известно, что его работы были представлены на академической выставке 1810 года — портреты М. Ф. Уваровой, митрополита всех католических церквей России Станислава Богуша-Сестренцевича и графа А. И. Илинского. На академической выставке 1820 года произведения словацкого художника были отмечены особо. Обозреватель «Отечественных записок» (1820, № 6) назвал тогда Ромбауэра одним из «замечательнейших» среди множества участвовавших в ней портретистов. Его работы, писал он, «отличаются выразительностью, но выразительностью грубою».
После отъезда из России в 1824 году Ромбауэр продолжал интенсивно трудиться в области портретной и религиозной живописи у себя на родине, по мере возможности сохраняя полученные уроки русской живописи. Исследователи считают, что благодаря творчеству Яна Ромбауэра некоторые традиции русской художественной школы были опосредованно усвоены другими словацкими художниками, в частности, Мартином Бенкой (1888–1971), с именем которого связывают становление национального словацкого искусства.
Однако в Прешове, где он поселился, Ромбауэр не имел постоянного творческого общения с собратьями по профессии — того, чем была богата его жизнь в России. Мощный художественный заряд, полученный им за годы, проведенные в Петербурге, постепенно истощался. Житейские невзгоды, болезни близких одолевали художника. Окончательно подкосили его смерть жены, а вскоре и дочери от туберкулеза.
Портреты, написанные Ромбауэром в Санкт-Петербурге, гравюры и литографии, выполненные по его рисункам (зачастую с участием автора), хранятся во многих художественных собраниях нашей страны. Их можно найти в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в Москве, Государственном историческом музее, Государственной Третьяковской галерее, Музее-усадьбе «Архангельское», Историко-архивном и художественном музее Новый Иерусалим (город Истра Московской области), Государственном художественном музее Алтайского края, Саратовском государственном художественном музее имени А. Н. Радищева, а также в картинных галереях других городов бывшего Советского Союза — Днепропетровска, Житомира, Минска, Риги, Алма-Аты.
Немало живописных полотен Яна Ромбауэра находятся на его родине — в Словацкой национальной галерее (Братислава), в Частном собрании и Шаришской галерее города Прешова, в Восточнословацкой галерее (Кошице). Некоторые оказались в Венгрии, в частности в Венгерской национальной галерее и собрании Венгерской академии наук в Будапеште.
В музеях Санкт-Петербурга — города, где Ромбауэр провел значительную часть своей жизни, в настоящее время удалось выявить 14 созданных им портретов, одну копию с его произведения, а также 41 гравюру и 1 литографию, выполненные по его работам.



Владислав Александрович Озеров. 1807–1809. Всероссийский музей имени А. С. Пушкина, Санкт-Петербург


Портрет неизвестной. 1818. Национальный художественный музей Республики Беларусь


Алексей Федотович Клокачев. 1820-е. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
 

Всероссийский музей А. С. Пушкина в 1938 году вместе с семейным архивом приобрел у коллекционера И. И. Дарагана-Сущева портреты, написанные Ромбауэром в 1808 году по заказу семьи тайного советника Никиты Ивановича Пещурова (1742–1814). Это портрет самого Никиты Ивановича, его жены Варвары Алексеевны, их сына Алексея Никитича (1779–1849), дочери Елизаветы Никитичны, а также будущей жены Алексея Никитича Елизаветы Христофоровны Комнено и ее сестры Екатерины Христофоровны. Впоследствии судьба связала членов этой семьи с Александром Сергеевичем Пушкиным. Будучи опочецким уездным предводителем дворянства в 1823–1828 годах, Алексей Никитич Пещуров, которому был поручен надзор за Пушкиным во время ссылки в Михайловское, немало сделал для того, чтобы облегчить поэту ссылку. Позже, уже как псковский губернатор, А. Н. Пещуров принял участие в организации похорон Пушкина в Святогорском монастыре. В этом же музее хранится еще одно замечательное произведение Яна Ромбауэра — портрет Владислава Александровича Озерова (1769–1816), созданный в период между 1807 и 1809 годами. Истории отечественной литературы начала XIX века это имя хорошо знакомо: Озерова называли тогда чуть ли не единственным выдающимся драматургом. Вокруг произведений поэта-трагика развернулась нешуточная борьба, и А. С. Пушкин, принявший впоследствии сторону его почитателей, говорил о большом значении творчества Озерова для своего времени.
Государственный Русский музей располагает тремя произведениями Яна Ромбауэра: портретом офицера лейб-гвардии Измайловского полка (нач. XIX в.), настольным портретом молодого человека (1821) и портретом графа Ксаверия Петровича (Франциска Ксаверия) Браницкого (1731–1819) — великого гетмана коронного польского, генерала от инфантерии русской службы, написанным в 1818 году. В Отделе гравюр Русского музея собрано 30 гравюр с оригиналов Ромбауэра, 24 из которых — портреты графа Матвея Ивановича Платова (1751–1818), прославленного полководца, генерала русской армии, войскового атамана Донского казачьего войска, соратника А. В. Суворова и М. И. Кутузова. Участник всех войн Российской империи конца XVIII—начала XIX века, М. И. Платов стал легендой еще при жизни. Сам факт того, что именно Ромбауэр удостоился чести писать его портрет, говорит о высоком признании таланта словацкого портретиста. В числе остальных гравюр, в основу которых легли живописные работы Ромбауэра, два портрета графа Василия Васильевича Орлова-Денисова (1775–1843), героя Отечественной войны 1812 года, Якима Лазаревича Лазарева (1743–1826), основателя Лазаревского института восточных языков в Москве, Аркадия Ивановича Нелидова (1773–1834), курского губернатора, брата камер-фрейлины Е. И. Нелидовой, фаворитки Павла I, и актера Фридриха Альберта Гебгардта (1781–1864), с успехом выступавшего на петербургской сцене с 1803 по 1820 год.
В Отделе истории русской культуры Государственного Эрмитажа до недавнего времени числилось три портрета кисти Ромбауэра. На одном, с авторской подписью и датой «1820», изображен генерал-лейтенант Павел Петрович Ушаков (1759–1840), впоследствии пожалованный званием генерал-адъютанта в трагический день восстания на Сенатской площади 14 декабря 1825 года. На другом, написанном в 1820 году, — вице-адмирал Алексей Федотович Клокачев (1768–1823), губернатор Архангельской, Олонецкой и Вологодской губерний, на третьем, который датируется 1821 годом, — граф Павел Алексеевич Бобринский, корнет лейб-гвардии Гусарского полка. Сегодня, благодаря научным исследованиям сотрудников Эрмитажа, авторство Ромбауэра установлено применительно к еще одному произведению — созданному в 1814 году портрету неизвестного молодого человека. Помимо этого в музее хранится живописная копия знакомого нам, к сожалению, лишь по гравюре ромбауэровского портрета Якима Лазаревича Лазарева. Эрмитажное собрание гравюр располагает 12 гравированными портретами с оригиналов Ромбауэра — М. И. Платова (7 гравюр), В. В. Орлова-Денисова (3 гравюры), актера Ф. А. Гебгардта, Я. Л. Лазарева.
И, наконец, в фондах Литературного музея Института русской литературы РАН (Пушкинский дом) находится портрет, написанный Ромбауэром в 1806 году, вскоре после приезда в Россию, — на нем изображен томский гражданский губернатор, впоследствии сенатор Василий Семенович Хвостов (1756–1832).
Нет сомнения, что перед Первой мировой войной наш город располагал бóльшим количеством произведений Яна Ромбауэра. Из каталога историко-художественной выставки русских портретов, состоявшейся в 1905 году в Таврическом дворце, мы, например, знаем, что на ней был представлен портрет генерал-майора Авраама Петровича Раткова (1773–1829) работы Ромбауэра из коллекции Андрея Ивановича Сомова, известного российского историка искусств, старшего хранителя Эрмитажа, местонахождение которой в настоящее время неизвестно. Вполне возможно, что в процессе дальнейших розысканий обнаружатся и другие творения выдающегося словацкого художника, расцвет творчества которого падает на годы, проведенные им в столице Российской империи.