Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

 

Точка зрения
«МЕНЕ. ТЕКЕЛ. ФАРЕС»

Штурм вашингтонского Капитолия 7 января 2021 года удивительно похож на захват гонконгского Законодательного собрания 1 июля 2019 года. Вот многотысячная толпа демонстрантов спокойно движется мимо слабо охраняемого здания. Вот неожиданно вперед устремляется штурмовая группа, отбрасывает служителей безопасности, врывается в вестибюль, проникает в кабинеты и устраивается там по-хозяйски. Люди в черных майках в Гонконге и в звериных шкурах в Вашингтоне только на первый взгляд смотрятся как эталон анархии. Словно по чьей-то команде они быстро собирают силы в наступлении, сплачиваются для удержания фронта, а затем организованно отступают. Качественная съемка обеспечивает мировые СМИ эффектными кадрами погромщиков в креслах ключевых законодателей, надписей на стенах, разбитой оргтехники.

Карен Мкртчян: Мы - народы-братья

m9В армянской общине, штаб-квартира которой находится в здании культурного центра при храме Армянской апостольской церкви, заканчивались последние приготовления к проведению мероприятий, посвященных 100-летию геноцида армян.

К их организации активно подключились городские структуры, учебные и научные учреждения, Генеральное консульство Республики Армения и Представительство мэрии Еревана. Согласовывались последние детали программы пребывания делегации Санкт-Петербурга в армянской столице. Одним из главных центров подготовки всех мероприятий стала Санкт-Петербургская региональная армянская национально-культурная автономия.

Ее руководитель, он же староста Армянской апостольской церкви Санкт-Петербурга, Карен Мкртчян — уже 30 лет живущий в Петербурге уроженец Армении. Историк по образованию, человек интересный и разносторонний, он много делает для развития российско-армянской дружбы, будучи убежден в том, что «мы — народы-братья, наши государства — союзники, церкви — сестры». С вопросами об армянах Петербурга и жизни их общины к нему обратился главный редактор журнала «Консул».

    — Уважаемый Карен Ромикович, всем извест­но, что армяне начали приезжать в Санкт- Петербург практически сразу же после его осно­вания. Чем привлек Ваших соотечественников этот холодный северный город?

     — Начну издалека. Еще задолго до этого армяне жили на землях Киевской Руси. Существовали ар­мянские колонии, населенные купцами, ремеслен­никами, врачевателями. Материальные свидетель­ства этого — армянские молитвенные надписи на стенах храма Святой Софии в Киеве, а также армянские буквы на саркофаге Ярослава Мудрого. Петр I, выполняя завещание предков, очень тепло относился к армянам, а когда задумал свой проект под названием «Петербург», ему потребовались мастеровые люди, нужны были капиталы, нужны были силы, которые могли бы на болоте создать современный город. Еще в 1711 году Петр I под­писал указ, по которому армян велено было брать под покровительство, предоставлять привилегии и создавать условия для их приезда в Россию. Напомню, что когда в 2003 году создавался Союз армян России, В. В. Пугин зачитал на учредительном съезде слова из этого петровского указа и сказал: «Прошло всего-то ничего — 300 лет. Сказано — сделано». Хорошо известно, что армяне быстро вписались в его амбициозный геополитический проект. Привезли сюда свои семьи, свои капиталы, свой профессионализм. Этот город, безусловно, обладал магнетической силой, выполнял роль глав­ного культурного центра, куда со всей России съез­жались самые талантливые люди, получали здесь прекрасное образование, затем некоторые из них возвращались в родные места, что способствовало достаточно быстрому развитию Российской импе­рии. Позднее многие сыны нашего народа получи­ли в Петербурге академическое образование, как, например, главный архитектор Еревана Александр Таманян, создавший в 1920-е годы сегодняшний облик столицы Армении. Здесь учились и творили наши великие художники, композиторы, ученые, военачальники. Их имен не счесть. В дореволюци­онный период армянская община была очень жи­вой, активной. Существовало много армянских организаций, в том числе культурных. Община про­должала расти и развиваться и в советский период.

   m10  — В настоящее время армянская община Санкт-Петербурга насчитывает 20 тысяч чело­век. Насколько она однородна в плане обще­ственно-политической ориентации?

   — Я считаю, что сегодняшняя официальная чис­ленность армянской общины не соответствует дей­ствительности. По нашим данным, число армян в Санкт-Петербурге и Ленинградской области достиг­ло 100 тысяч человек.

     — Вы имеете в виду граждан Армении?

     — Нет, это и армяне, имеющие российское граж­данство, которые приходят в нашу церковь за по­мощью в особо трудных жизненных ситуациях. В та­ких случаях я всегда спрашиваю, где же вы были раньше, почему не участвуете в жизни общины, од­нако туг же понимаю, что кого бы Господь не послал мне — это мой ближний. Когда Он сказал: люби ближнего своего, то не имел в виду, что это мой друг или враг, а просто любой, кто оказался рядом. Вот почему как христианин, как староста Армянской церкви Петербурга и председатель общины я ста­раюсь ни от кого не отворачиваться. И если меня когда-то спросят, что было самым важным в моей работе, я отвечу: доброе отношение и помощь всем незнакомым людям, которые пришли в церковь и нуждаются в нашей поддержке. Что касается общественно-политической ориентации прихожан, то должен сказать, что Санкт-Петербург, пожалуй, можно назвать единственным городом мира, где армянская община столь монолитна. Армянская община при церкви — это как крейсер, рядом с ко­торым идут малые суда, и чтобы не погибнуть, они должны находиться вблизи этого крейсера, потому что любая серьезная волна может их перевернуть. В то же время за десять лет руководства общиной я пришел к выводу, что людей не нужно искусствен­но удерживать вместе. Пусть будет еще десять ор­ганизаций, но с одной стратегией созидания. Ведь важно только то, что оставляешь после себя. Сколь­ко было в Петербурге богатых армян с многомил­лионными состояниями, владельцев заводов и фабрик. Где они? Их нет. Зато в истории остались имена Лазаревых, которые все завещали потомкам. Механизм образования армянских общин во всем мире одинаков: вначале строят церковь, потом бок о бок с церковью возникает газета, затем типогра­фия. Конечно, армяне — народ достаточно сложно организуемый в одну парадигму, все люди разные. Но по сравнению с другими — мы абсолютно моно­литная община, и, повторяю, Петербург — един­ственный такой город в мире, потому что, например, в Москве — множество армянских организаций, и даже в маленьких провинциальных городках по три-четыре общины.

     — Чем это вызвано?

     — Наши национальные и духовные традиции скрепляет церковь. Так получилось, что в Петер­бурге в 1987 году ее возглавил отец Езрас Нерсесян, личность выдающаяся. Он сразу стал примером того, как служить Богу, людям и двум отечествам — Армении и России. Будучи тогда студентом Ленин­градского государственного университета, я каждую субботу и воскресенье вместе с другими работал разнорабочим, восстанавливая армянскую цер­ковь на набережной реки Смоленки. И даже пел в хоре. Мы пели, как могли, отец Езрас нас учил и этому. Потом я возглавил молодежную органи­зацию «Нор серунд» («Новое поколение»), в которой состояли не только армяне. До сих пор помню за­мечательную еврейскую девушку, двух украинцев, русских ребят, самостоятельно изучающих армян­ский язык. Там была очень хорошая, душевная атмосфера. Состав армянской общины, безусловно, разнороден, но, насколько возможно ее сплотить, мы сплачиваем.

     — Известно, что ваша общественная органи­зация воплощает в жизнь проекты по увекове­чиванию памяти выдающихся армян, которые жили и работали в нашем городе, в том числе весьма масштабные. Расскажите, пожалуйста, о них.

     — Прежде всего назову дом, в котором мы на­ходимся. Он принадлежал семье Лазаревых и ког­да мы сюда пришли, был в ужасном состоянии. Во­обще все, что мы восстановили, сделано на наши личные средства. Государственной поддержки не было ни от России, ни от Армении, все только на пожертвования нашей общины. Возродили две церкви, дом, где жили Лазаревы, создали церков­ную школу, выпускаем двуязычную газету. При га­зете есть издательский дом, за 20 лет вышло око­ло 100 различных книг — научных и художествен­ных. Его бессменный руководитель — поэт Армен Левонович Меружанян. В 2008 году у нас появи­лась школа № 259 с преподаванием армянского языка, расположенная на набережной Крюкова ка­нала в доме № 3. Мы финансируем ее деятельность совместно с городом, оборудовали спортзал и сто­ловую. Обратились к городским властям с ходатай­ством о присвоении школе имени М. Т. Лорис-Меликова, выдающегося сына России. В свое вре­мя он начал реформы, по масштабам не уступающие позднейшим столыпинским, просто ему не повезло, случилось несчастье: Александр II был убит, а Алек­сандр III свернул их. Если бы эти реформы тогда (задолго до столыпинских) были проведены, то у России, возможно, была бы совсем другая судьба. Я твердо в этом уверен. Поскольку революционные силы считали Лорис-Меликова консерватором, а консерваторы в лице К. П. Победоносцева — без­надежным либералом, то его не любили ни те, ни другие. Имя его было предано забвению, но теперь интерес к этой личности возрождается: выходят книги, снят документальный фильм, мы силами на­шей общины также делаем о нем фильм. Первое интервью для этого фильма дал Михаил Пиотров­ский. Готовятся также интервью академика Николая Казанского, директора Института лингвистических исследований РАН и других видных деятелей науки и культуры, которых мы просили оценить роль Лорис-Меликова в истории России.

     В июне 2015 года в Камском саду на Васильев­ском острове будет открыт памятник выдающемуся деятелю армянской культуры архимандриту Комитасу, которого 23 апреля вместе с полугора миллио­нами убиенных во время геноцида причислят к лику святых. Здесь мы организуем прямую трансляцию из Кафедрального собора Эчмиадзина, где впервые за 400 лет пройдет церемония канонизации всех полугора миллионов армян, погибших в 1915 году. Хачкар там уже стоит, летом сад будет полностью благоустроен. Должен сказать, что и в Ереване идет аналогичный процесс. Сейчас определяется место возможной установки памятника жертвам блокады Ленинграда, в одном из парков Еревана создается аллея Петербурга. Начинается реконструкция воин­ского мемориала в Ереване — памятника времен русско-персидской войны 1826-1828 годов, когда малочисленный отряд под командованием генерала А. И. Красовского вместе с армянским и грузинским ополчениями остановил персидскую армию, наме­ревавшуюся стереть с лица земли Эчмиадзин. Па­мятник стоит более 180 лет, и начавшаяся рестав­рация его — дар нашей общины. Меня радует и вдохновляет, что три христианских народа вместе боролись против общего врага. Сейчас в надписи на памятнике нет упоминания о грузинском ополче­нии, но мы обязательно восстановим историческую справедливость. В мае 2010 года в Петербурге был установлен бюст Артура Чилингарова — Героя Со­ветского Союза и России, ожидается, что вскоре будет открыт и памятник Нельсону Сгепаняну, дваж­ды Герою Советского Союза. Насколько я знаю, при­нято решение об установке небольшого хачкара у дома, где жила Галина Старовойтова, столько сде­лавшая для m11Армении. Память о ней живет в сердце каждого армянина. Мы горды тем, что в 2010 году, когда отмечалось 300-летие армянской общины Пе­тербурга, в торжествах приняли участие президент Армении Серж Саргсян и тогдашний российский пре­зидент Дмитрий Медведев. Они вместе открыли бюст И. А. Орбели во дворе Восточного и Филологическо­го факультетов СПбГУ, а в портретной галерее глав­ного здания университета впервые за долгие годы были помещены портреты академика В. А. Амбар­цумяна и знаменитого биолога А. Л. Тахтаджяна. Его бюст установлен в Ботаническом институте РАН. Это сыновья не только армянского, но и русского на­рода.

     Тем не менее я далек от идеализации этой кар­тины. Если бы все сознавали важность благотвори­тельности, то добрых дел нашей общины было бы в десятки раз больше. Я уже говорил, что мы помога­ем нескольким детским домам, домам инвалидов, печем армянский лаваш, раздаем сладости. Вы пра­вильно заметили, что нынешнее время очень мер­кантильно. Богатые люди зачастую оторваны от дей­ствительности, но если они верующие, то должны понимать, что без Божьего промысла они ничего бы не достигли. Вера в Бога должна выражаться и в от­ношении к ближнему. Быть верующим — это не ме­ханическое исполнение обрядов. Христианство — не только религия, но и образ жизни. И в ней име­ет место то, что мы называем благотворительностью. Причем благодетель не должен ждать благодарно­сти, все надо делать скромно. Лично я искренне бла­годарен всем, кто нам помогает, и в то же время призываю делать это скромнее, щедрее и чаще, и с глубоким покаянием. Благотворительность не должна стать способом завоевания уважения и сла­вы. Если это так, то все теряет смысл. Творца обма­нуть невозможно.

     — В этом году мы отмечаем 70-летие Победы. Известно, что многие тысячи бойцов-армян уча­ствовали в битве за Ленинград и отдали здесь свою жизнь за лучшее будущее. Как их потомки готовятся отметить эту годовщину?

     — К 9 мая мы относимся с особым трепетом. В Армении это тоже самый великий и самый люби­мый народом праздник. У нас нет ни одного насе­ленного пункта, где бы не стояли памятники уча­стникам войны. Лично я вот уже 10 лет отмечаю этот день в Арцахе, который является форпостом хри­стианского мира в Закавказье, где живет самое большое число все еще крепких долгожителей и ве­теранов. Вместе с ними мы идем к Аллее славы, к Вечному огню, возлагаем цветы. Эта земля уни­кальна еще и тем, что там родились все армянские маршалы Советского Союза, один адмирал и сотни генералов. Там живет гордый и свободолюбивый народ. Этот край никогда и никем не был завоеван. В мое отсутствие армянская община принимает уча­стие во всех городских мероприятиях, в том числе возлагает цветы на Пискаревском мемориальном кладбище, идет в колонне «Бессмертного полка». Община готовит и свои мероприятия, например, сни­мает фильмы, издает книги, организует встречи с ветеранами. У меня оба деда воевали: когда-то два солдата, сидя в окопе, поклялись, что если у одного родится сын, а у второго дочь, то они обязательно их поженят. Так и случилось — промыслом Божиим дети ходили в одну школу, сидели за одной партой и в итоге поженились.

     — Приближается скорбная дата — 100-летие геноцида армян. В конце апреля в Ереван при­будет множество людей с разных концов света, чтобы почтить память жертв этой, казалось бы, такой далекой трагедии...

    m12 — Конечно, это было давно. Но преступления такого масштаба не могут иметь ни временных, ни географических границ. Это фактически первый геноцид в истории XX века, за ним последовал еврейский холокост в период гитлеровской Герма­нии, когда нацисты призывали убивать неугодных им людей, не терзаясь угрызениями совести. Если бы человечество вовремя осудило геноцид армян в Османской Турции, то, возможно, не было бы и холокоста. Геноцид армян, безусловно, планиро­вался, и ненависть к армянам оформилась в виде официальной государственной политики.

     — Так что же сегодня мешает Турции признать вину прежних правителей?

     — Сложный вопрос. Время от времени в нашу сторону делаются реверансы. Но, к сожалению, на­ступила эпоха написания новых учебников истории. Этим заняты Азербайджан, Казахстан, Украина... Тем не менее я убежден, чем больше в Турции бу­дет образованных людей, чем больше будет интел­лигенции, тем скорее наступит покаяние. Некоторые думают, что армяне начнут требовать компенсацию за присвоение земель, на которых наши предки жили тысячи лет, где находились истоки человече­ской цивилизации. Не буду говорить за всех, но лично для меня вопрос признания геноцида не по­литический и не экономический, а нравственный. И я как христианин понимаю, что нет греха, который нельзя простить, но, в то же время, для прощения всегда требуется покаяние. И мы ждем только по­каяния, чтобы закрыть эту страницу истории, по­тому что турки — это наши соседи, и я глубоко убежден, что у армянского народа нет народов- врагов, турецкий народ, как и азербайджанский, врагами не являются. Не сомневаюсь, что рано или поздно Турция найдет смелость признать геноцид армян. Еще раз повторю, рано или поздно это произойдет.

     Наша петербургская программа, подготовленная к 100-летию, состоит из множества культурных ме­роприятий, демонстрации кинофильмов и показа выставок, но должен особо подчеркнуть, что ни одно из них не пропитано злобой и не сеет ненависть, все корректно. Мы не позволили никаких оскорби­тельных выпадов в адрес турецкого народа и по­старались быть в разумных нравственных и христи­анских рамках.