Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

 

Точка зрения
«МЕНЕ. ТЕКЕЛ. ФАРЕС»

Штурм вашингтонского Капитолия 7 января 2021 года удивительно похож на захват гонконгского Законодательного собрания 1 июля 2019 года. Вот многотысячная толпа демонстрантов спокойно движется мимо слабо охраняемого здания. Вот неожиданно вперед устремляется штурмовая группа, отбрасывает служителей безопасности, врывается в вестибюль, проникает в кабинеты и устраивается там по-хозяйски. Люди в черных майках в Гонконге и в звериных шкурах в Вашингтоне только на первый взгляд смотрятся как эталон анархии. Словно по чьей-то команде они быстро собирают силы в наступлении, сплачиваются для удержания фронта, а затем организованно отступают. Качественная съемка обеспечивает мировые СМИ эффектными кадрами погромщиков в креслах ключевых законодателей, надписей на стенах, разбитой оргтехники.

Время "диктатора сердца". Карен Мкртчян

50«Сила не в силе, сила в любви» — таким был девиз графа Михаила Тариеловича Лорис-Меликова, одного из виднейших государственных и военных деятелей России. «Если это слова диктатора,— писала газета «Голос» 16 февраля 1880 года, вскоре после назначения его главой Верховной распорядительной комиссии с фактически неограниченными полномочиями,— то должно признать, что диктатура его — диктатура сердца и мысли. <...> Она вселяет не страх, а доверие, так как основана не на материальной силе, а на братской любви».

     Бытует мнение, что власть портит человека, а власть абсолютная- портит абсолютно. И исто­рия полна подобными примерами. Но есть и другие примеры, их может быть мало, но именно они пита­ют нашу надежду, укрепляют веру и заслуживают нашу любовь. Таким был граф Лорис-Меликов — ве­ликий гражданин великой страны. Историческое зна­чение его масштабной личности для той России, ко­торую не удалось сберечь, бесспорно и очень важно, но еще важнее оно для того, чтобы сберечь Россию сегодняшнюю.

    Михаил Тариелович Лорис-Меликов родился 19 октября 1824 года в Тифлисе. Лорис-Меликовы — армянский княжеский род, ведущий свою родослов­ную с XVI века, когда их предки владели областью Лори. В российском дворянстве они утвердились в 1832 году. В 1801 году Лорийская область как часть Грузинской губернии вошла в состав Россий­ской империи.

    Семья Лорис-Меликовых была знатной и состоя­тельной. Стараниями отца Михаил получил прекрас­ное образование сначала в Тифлисе, затем в Мо­скве и Петербурге. Уже в 12-летнем возрасте он знал шесть  языков—   армянский, русский, грузин­ский, татарский (так в XIX в. называли азербайджан­ский), французский и немецкий. В 1843 году из Николаевского кавалерийского училища Михаил был выпущен корнетом в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк. Здесь он изучает военное дело, в со­вершенстве овладевает мастерством верховой езды и искусством сабельного боя. Вскоре получает чин поручика и по собственной просьбе переводится на Кавказ, где в разгаре была война с горцами. В 1847 году Лорис-Меликов назначен адъютантом по особым поручениям к главнокомандующему вой­сками на Кавказе, кавказскому наместнику князю М.С. Воронцову.

    С тех пор 30 лет он не покидает Кавказ, где при­нимает участие в 180 сражениях, собирает и воз­главляет партизанские сотни, сыгравшие большую роль при осаде Карса во время Крымской войны 1853-1856 годов. Главнокомандующий Н.Н. Му­равьев с восторгом называл эти отряды «легиона­ми». Примечательно, что личный состав отрядов был абсолютно интернациональным: армяне, азербайд­жанские татары, персы, греки, перебежавшие на сторону русских карапапахи и курды. Их называ­ли «охотниками Лорис-Меликова», а сам он завое­вал безграничную преданность своих воинов. Поря­док в отрядах был железный, за всю войну ни одно­го случая дезертирства. Впервые приняв участие в военных действиях 22-летним поручиком, Лорис- Меликов уже в возрасте 32 лет (1856) произведен в генерал-майоры, пройдя все испытания войны и вписав свое имя в пантеон славы российского оружия. Он был удостоен всех высших наград Рос­сийской империи, в том числе орденов Святого Ан­дрея Первозванного, Святого Александра Невского, Святого Георгия, Святого Владимира и Святой Анны. В отставку Лорис-Меликов ушел в 1881 году в чине генерал-адъютанта Его Императорского Величества, будучи членом Государственного совета.

51

     Как талантливый полководец Лорис-Меликов прекрасно понимал, что военные победы — это только начало титанической работы по общественно- политическому, экономическому, культурно-образо­вательному обустройству России и присоединенных земель. Конечная цель всех его стараний — созда­ние социально справедливого общества. Конеч­но же, не революционным, а эволюционным путем. Как решать столь сложные задачи? Ответ один. Са­мому быть безукоризненным примером, быть чело­веком, чьи слова не расходятся с делом, человеком, любящим ближнего. Таким именно и был Лорис- Меликов. Только к такому человеку могли «привязаться все племена азиатов» (выражение Н.Н. Му­равьева). Он прекрасно знал и уважал все местные обычаи, общался со многими на их родном языке, разделял с ними тяготы войны и трудной послево­енной жизни.

    Внешне это был человек «небольшого роста и мало элегантный», но восхищавший многих своей мудростью и благородством. Граф П.А. Валуев после приема у Михаила Тариеловича с воодушевлением говорил о том, что «за всю свою жизнь он не встре­чал государственного деятеля с умом столь светлым и сердцем столь открытым для всех несчастных».

  52  Однако вернемся в 1856 год, когда молодой пол­ковник Лорис-Меликов был назначен начальником покоренной Карсской области. С этого начинается его «гражданская, административная деятельность народного правителя, на поприще которой он стя­жал себе славу еще большую, нежели на войне». Там он первым делом позаботился о пленных, боль­ных и голодающих, спасая город от эпидемий, очи­стил его от нечистот, приступил к снабжению горожан продовольствием по разумным установленным ценам. Он «лично расспрашивал жителей об их нуж­дах, которые старался удовлетворить по возможности, немедленно!». Все просьбы, жалобы и дела ре­шались без проволочек и на основе адатов (обыча­ев). В судах заседали почетные лица, выбранные из местных жителей. Лорис-Меликов пользуется ува­жением и доверием как христианского, так и мусуль­манского населения области. Будучи щедрым на соб­ственные деньги, он был чрезвычайно бережлив в отношении денег государственных. Все расходы на чиновничий аппарат старался производить из до­ходов Карсской области, не тратя, как вырази­лись бы сейчас, бюджетных средств. Сам турецкий султан Абдул-Меджид вручает Михаилу Тариеловичу орден Меджидие II степени со звездой в знак при­знательности за благодушное и справедливое управ­ление.

    Вскоре Лорис-Меликов покидает Карс — по усло­виям навязанного России Парижского мира (18 мар­та 1856) он переходит под юрисдикцию Турции. Но через 21 год (6 ноября 1877) он вернется сюда уже как командующий русскими войсками, чтобы после героического ночного штурма вновь освобо­дить древнюю армянскую столицу и водрузить над ее цитаделью флаг Российской империи.

   С 1857 года Михаил Тариелович занят военно­административными делами. Создаются и укрепля­ются органы государственного управления в Абха­зии, Южном Дагестане и Терской области. Он посвя­щает себя культурному и экономическому развитию отсталых регионов, недавно включенных в состав империи. Огромное значение придает просвещению и образованию: десятки школ открываются во Вла­дикавказе, Нальчике, Грозном. В Терской области число учебных заведений выросло с нескольких де­сятков до 300. Развиваются сельское хозяйство, промышленность и торговля, открываются банки, прокладываются железные дороги, строятся больницы. В одной только Терской области за 10 лет по­явилось свыше 200 больших и малых предприятий. Во Владикавказе возводятся церкви, учреждается епископская кафедра, открывается русский драма­тический театр. Из захолустного поселения он пре­вращается в современный город.

     17 апреля 1875 года ввиду ухудшения здоровья Михаил Тариелович оставляет пост начальника Тер­ской области и получает отпуск для лечения за гра­ницей. Но в ноябре 1876 года отзывается из него великим князем Михаилом Николаевичем, намест­ником Кавказа, и назначается командующим отдель­ным корпусом Кавказской армии, которому отво­дилась особая роль в готовящейся русско-турецкой войне (1877-1878). Вот как оценивает успехи Лорис-Меликова главнокомандующий Кавказской армией, великий князь Михаил Николаевич: «Взя­тие Ардагана, бои на высотах Аладжи, сражение на Деве-Бойну и беспримерный в истории штурм Карса составят навсегда гордость русской армии». За взятие Карса 16 апреля 1878 года Александр II возводит М.Т. Лорис-Меликова с потомством в граф­ское достоинство.

    Храбрый боевой генерал, беспощадный к врагу на полях сражений, он проявлял подлинное благо­родство по отношению к мирному населению побежденной страны и военнопленным. Как только глав­ные силы Кавказского корпуса вошли на террито­рию Османской империи 12 апреля 1877 года, ко­мандующий Лорис-Меликов издает приказ: «Войска действующего корпуса! Воля государя, честь и до­стоинство России требуют, чтобы в занятых нами ту­рецких провинциях спокойствие населения утверж­далось точно. Никто, ни под каким предлогом не дол­жен поднимать оружие на жителей, покоряющихся нашей власти, бесплатно пользоваться имуществом жителей, в чем бы таковое не состояло и к какому бы вероисповеданию и к какой бы национальности жи­тели не принадлежали». Так он действовал всегда. Турецкие военачальники неоднократно письменно и устно благодарили Лорис-Меликова за справед­ливое и гуманное отношение к местному населению и военнопленным.

    Россия нуждалась в талантливом организаторе и руководителе. В 1878 году в станице Ветлянка Астраханской губернии вспыхивает чума, сея панику и страх на огромных просторах Поволжья. Эпидемия распространяется на Саратовскую и Самарскую гу­бернии. 24 января 1879 года император назначает Лорис-Меликова Астраханским, Саратовским и Са­марским генерал-губернатором для организации борьбы с ветлянской чумой. Через несколько дней граф прибывает в Царицын и там закипает работа: изолируются зараженные территории, выявляются и ликвидируются очаги эпидемии, оказывается не­медленная медицинская помощь людям, предотвра­щается возможность повторного возникновения заразы. Уже через два месяца чума оказывается побеждена. И здесь Михаил Тариелович проявляет себя как бережливый слуга государев: из четырех миллионов рублей, выделенных на борьбу с эпиде­мией, он расходует немногим более трехсот тысяч, а остальные деньги возвращаются им в казну. Сегод­ня что-либо подобное даже трудно себе представить.

  53  В конце 1870-х Россию захлестывает волна тер­рора. После третьего покушения на жизнь Александ­ра II были учреждены временные должности генерал- губернаторов с неограниченными полномочиями в Петербурге, Харькове, Одессе и расширены полно­мочия в Москве, Киеве и Варшаве. 7 апрел 1879 года Лорис-Меликов назначается генерал- губернатором Харькова, где незадолго до этого был убит его предшественник. Начиная борьбу с терро­ром, граф встречается с преподавателями Харьков­ского университета, местной интеллигенцией и мо­лодежными активистами, внимательно выслушивая каждое мнение. При нем оздоровляются судебная власть и органы прокурорского надзора, проводят­ся необходимые преобразования во всех сферах общественно-политической жизни. В его биографи 1880 года читаем: «Пробыв в Харькове только 9.5 ме­сяцев, он успел в этот короткий срок расположить к себе сердца всех жителей и заслужить всеобщую любовь. Причину этого расположения нужно искать в строгой справедливости и в неуклонном исполне­нии графом М. Т. своего служебного долга, а также в ровности его характера и уместной приветливости». По выражению князя П.А. Вяземского, Лорис- Меликову удалось сделать свою власть «сильною, но недосадливою». Несомненно, применялись и ка­рательные меры, без которых невозможно бороться с террором. Однако Харьков запомнил его как осво­бодителя, а не как тирана.

    12 февраля 1880 года, после взрыва в Зимнем дворце, создается чрезвычайный государственный орган — Верховная распорядительная комиссия по охранению государственного порядка и обще­ственного спокойствия. Ее главным начальником, которому переподчиняются все высшие учреждения в государстве, в том числе Третье отделение соб­ственной его императорского величества канцеля­рии и корпус жандармов, Александр II назначает Лорис-Меликова. Получив диктаторские полномочия, он, по всеобщему мнению, становится вторым лицом государства (сам государь называет его «мой вице­император»). Граф принимает свое назначение сдер­жанно и трезво. Справедливости ради следует за­метить, что «диктатор сердца» оказался в очень непростом положении: консерваторы ждали от него жестоких карательных мер, а либералы молниенос­ных общественных реформ. И те и другие выступа­ли с критикой, порой доходило до оскорбительных выпадов, но все обиды растворялись в его любви к России. В опасности была и его жизнь: 20 февра­ля 1880 года в него стреляли, но граф остался жив и даже сам задержал террориста.

    Между тем именно Лорис-Меликов упраздняет пресловутое Третье отделение, ненавистное всему либеральному сообществу, и заменяет его Департа­ментом полиции в составе Министерства внутренних дел. Именно он настаивает на увольнении непопу­лярного в российском обществе министра народно­го просвещения Д.А. Толстого. Именно он обсужда­ет с общественностью предстоящие политические реформы, проводя первые в истории страны пресс- конференции с участием представителей прессы.

    И что самое удивительное, получив неограниченную власть как глава Верховной распорядительной ко­миссии, ровно через полгода (6 августа 1880) Лорис- Меликов сам же предлагает ее распустить, добро­вольно отказавшись от чрезвычайных полномочий. Он был убежден, что краткосрочные задачи решены, а в долгосрочной перспективе не считал достойным для России существование подобного диктаторского учреждения.

    Член Государственного совета граф Лорис- Меликов становится министром внутренних дел. 30 августа 1880 года государь вручил Михаилу Та- риеловичу высшую награду Российской империи — орден Святого апостола Андрея Первозванного. Чрезвычайно высокого мнения о нем была и светлей­шая княгиня Юрьевская (морганатическая супруга Александра II). В книге ее воспоминаний есть такие слова: «Граф Лорис-Меликов наделен справедливой и благородной душой, неустанно побуждающей его следовать по пути, начертанному его совестью. Его нравы и вкусы патриархально просты, честность со­вершенно неподкупна, а скромность равна его ве­ликому достоинству. Будучи министром, он всячески избегал выставляться напоказ и уходил в тень там, где мог бы блистать в первых рядах и привлекать к себе воодушевленные взгляды толпы. Несмотря на заразительный дух льстивости и низкопоклонства, который существовал всегда и никогда не переста­нет существовать при дворе, граф Лорис-Меликов всегда оставался самим собой, ни в чем не изменяя тому образу мысли и действия, какой предшествовал его возвышению».

    Не менее важна и ее оценка событий, последо­вавших за трагической гибелью императора: «Со­вершенно несправедливо обвинять графа в том, что он не позаботился о необходимых мерах предосто­рожности для предотвращения трагической ката­строфы 13 марта [1 марта по новому стилю]. Одна­ко расставлять городских полицейских на уличных постах надлежит не министру внутренних дел. <...> И вовсе не министр внутренних дел был обязан про­водить необходимый инструктаж агентов обществен­ной безопасности по поводу их миссии. <...> Ката­строфа 13 марта стала для графа Лорис-Меликова крушением всех его реформаторских планов, кото­рые должны были привести Россию по пути прогрес­са к величию и процветанию. Трагическая смерть государя, служению которому граф посвящал все дарования своего ума и жертвовал уже слабеющи­ми физическими силами, случилась словно нарочно для того, чтобы поразить горем и ввергнуть в уныние человека, который внезапно будто увидел у ног сво­их разверзшуюся бездну, грозящую поглотить его отечество. Сколько важных проектов, задуманных императором и подготовленных графом Лорис- Меликовым, уже были готовы к скорейшему претво­рению в жизнь!». Покинув пост министра внутрен­них дел 4 мая 1881 года, граф Лорис-Меликов унес с собой единодушные сожаления всех, кто ценил его высокие достоинства, благородство и справедли­вость его стремлений, направленных к единой цели — славе и счастью России.

    54В завершение хотелось бы в нескольких строках описать последние годы жизни Михаила Тариеловича, проведенные им в Ницце. И здесь, вдали от Ро­дины, он жил ею, ее радостями и горестями. Время от времени его навещали знаменитости, знаком­ством с ним дорожили великий князь Михаил Нико­лаевич, греческий король, принц Уэльский, неодно­кратно приезжавший к нему принц Нассауский Николай и его супруга графиня Меренберг, дочь ве­ликого поэта А. С. Пушкина и многие-многие другие. За несколько дней до кончины граф велел телегра­фировать дочери Софье Михайловне и сыновьям в Россию, чтобы они поскорее приехали в Ниццу. 24 декабря утром Михаил Тариелович сказал жене, что сегодня будет последний визит доктора, и сожа­лел лишь о том, что не может еще раз обнять свою старушку-мать, жившую в Тифлисе, и участвовать в будущих сражениях за Россию. Весь день граф провел тихо, без особых страданий. Около 9 часов вечера Михаил Тариелович благословил каждого члена семьи, закрыл глаза и уснул вечным сном. Это случилось 12 декабря 1888 года, ему было 64 года. Выполняя волю усопшего, родные и близ­кие доставили тело в Тифлис, где похоронили в пан­теоне героев у армянского Ванкского собора, поз­же перезахоронив у церкви Сурб Геворк.

    Слава всем, кто верой и правдой служил Отече­ству! Глубоко убежден, что их имена должны быть часто поминаемы на страницах газет и журналов, в теле- и радиоэфире. Таким выдающимся истори­ческим деятелям России следовало бы ставить па­мятники в нашем Великом городе, их именами на­зывать улицы и учебные заведения. Мы должны их знать, должны ими гордиться!