Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

Гость: генеральный консул России в Киркенесе Михаил Носков

СОТРУДНИЧЕСТВО НА КРАЙНЕМ СЕВЕРЕ — В НАДЕЖНЫХ РУКАХ

БЕСЕДОВАЛА ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВА


Российско-норвежские отношения сегодня развиваются достаточно активно. Контакты министров иностранных дел, парламентариев, отраслевых министерств… При этом важное место занимает сотрудничество между нашими странами на Севере. Напомним, что уже два века назад простые люди — русские поморы и жители северной Норвегии — жили по-соседски, душа в душу. Граница здесь была относительно «прозрачна», процветала меновая торговля. Русские предлагали соседям муку, крупу, дерево, текстиль, а те — чудесную рыбу. Общались они на удивительном русско-норвежском языке — «руссенорск» или «моя-по-твоя», возникшем, видимо, в середине XVIII III III III века. Насчитывал он всего около 400 слов из норвежского, русского и некоторых других языков, но этого вполне хватало, чтобы договориться. «Моя-по-твоя» вышел из употребления к 1920-м годам: на смену примитивной меновой торговле пришла организованная государственная. Язык «умер», но близкие, теплые отношения между людьми холодного Севера, русскими и норвежцами — живут и будут жить.
Этому призвано способствовать и Генеральное консульство Российской Федерации в Киркенесе, которое в настоящее время возглавляет Михаил Викторович Носков. В канун 20-летия российской консульской миссии на Крайнем Севере он любезно согласился ответить на вопросы нашего корреспондента.

— Уважаемый Михаил Викторович, профессия дипломата, как известно, связана с работой в разных странах. Расскажите, пожалуйста, как складывалась Ваша дипломатическая карьера.

— После окончания МГИМО я поступил на службу в Третий Европейский департамент МИД, в ведение которого в то время входили вопросы взаимоотношений России с Балканскими странами. Первым местом моей длительной загранкомандировки стала София. После возвращения в Москву работал в Департаменте внешнеполитического планирования и в Генеральном секретариате Министерства. Затем последовала новая командировка — в Постпредство России при ООН в Нью-Йорке, по завершении которой я снова вернулся в Центральный аппарат МИД, на этот раз — в Департамент международных организаций. Следующим местом назначения стал север Норвегии, город Киркенес.

— Очень разные направления. Чем Вы это объясняете?

ряда факторов складывается таким образом, что кто-то работает на одном направлении, кто-то — на разных. Я выбрал второй путь и не жалею об этом. Вот и сейчас с интересом осваиваю новую сферу деятельности. Здесь достаточно интенсивно развивается российско-норвежское региональное сотрудничество, а также многостороннее взаимодействие в рамках Совета Баренцева/Евроарктического региона. В текущем году СБЕР, как и российскому Генеральному консульству в Киркенесе, исполнилось 20 лет.

— Что, на Ваш взгляд, послужило основой принятия решения об открытии российского Генерального консульства в Киркенесе?

— Консульские учреждения открываются, как правило, на основе взаимности со страной пребывания — прежде всего там, где существует потребность в оказании содействия в защите законных прав, интересов и достоинства наших соотечественников, а также в активизации двусторонних отношений с данным государством в целом. Предысторию открытия Генконсульства я узнал от одного из специалистов по Норвегии, когда готовился к отъезду в Киркенес. В начале 90-х годов он работал советником в Посольстве СССР в Осло и был направлен на север Норвегии с целью изучить возможности для укрепления связей между регионами наших стран. Практически убежденный в том, что никакой особой активности в этом направлении там нет, он был по-настоящему впечатлен набиравшей уже в то время темп динамикой контактов северо-западных субъектов Российской Федерации с губерниями Северной Норвегии. В докладе, подготовленном по итогам его поездки, содержалась рекомендация о целесообразности открытия на норвежском Севере российского Генконсульства. Следующие 20 лет подтвердили правильность принятия такого решения.

— Как много наших соотечественников в Норвегии и каким образом строится работа Генерального консульства с этой категорией населения?

— В целом тенденция переезда россиян в Норвегию к настоящему времени замедлилась. Ранее, особенно в первые годы после распада Советского Союза, она была довольно ярко выраженной. Численность постоянно проживающих в Королевстве Норвегия российских граждан превышает 15 тысяч человек. В Киркенесе наши соотечественники составляют примерно десятую часть населения города. Хотел бы отметить, что административный центр приграничной коммуны Сёр-Варангер позиционирует себя в качестве самого русского города Норвегии. Основной акцент в работе Генконсульства с россиянами, помимо оказания им традиционных консульских услуг, делается, как я уже говорил, на защите их личных и имущественных прав, а также на консолидации российских общин на севере Норвегии в целях сохранения этнокультурного и духовного пространства русского мира. Поддержку в этом нам оказывают российско-норвежские общества в Киркенесе, Тромсё и Будё.

— Каковы особенности вашего взаимодействия с этими организациями?

— Киркенес — город небольшой, здесь все на виду. Наши граждане приходят к нам почти ежедневно, из этого общения мы узнаем о проблемах и заботах проживающего здесь населения. С местным Русским обществом мы поддерживаем регулярные контакты. Его члены принимают активное участие в организации мероприятий, приуроченных к различным российским праздникам — Дню Победы, Дню космонавтики и другим. Еще один интересный формат общения — неформальные рождественские вечера с соотечественниками. В Будё и Тромсё мы проводим выездное консульское обслуживание наших граждан, проживающих в северонорвежских губерниях Нурланд и Тромс. Оба города находятся на значительном расстоянии от Киркенеса, и затраты на покрытие транспортных расходов в случае необходимости поездки в Генеральное консульство достаточно внушительные. Напомню, что железнодорожного сообщения между Киркенесом и этими городами нет, а билеты на самолет, учитывая стоимость жизни в Норвегии, довольно дороги.

— Каким параметрам должен соответствовать город, чтобы в нем начали проводиться выездные консульские обслуживания, и как они проводятся?

— Основной критерий — наличие значительного числа российских граждан. Как в Тромсё, так и в Будё постоянно проживают примерно 600 наших соотечественников. Довольно много российских студентов на временной основе обучаются в университетах этих городов. Приблизительно столько же россиян в городе Альта в губернии Финнмарк, сейчас мы рассматриваем возможность проведения консульского обслуживания и там. В ходе таких выездов мы принимаем документы на оформление общегражданских загранпаспортов, российского гражданства (либо выхода из него), осуществляем нотариальные действия, консультируем соотечественников по различным вопросам. Наши граждане также живо интересуются перспективами российско-норвежских отношений, различными аспектами внешней политики России и геополитической ситуацией в мире в целом, что свидетельствует об их высокой политической активности.

— Одна из специфических тем в работе с россиянами, проживающими в Норвегии, — урегулирование ситуаций, связанных с изъятием детей из семей. Расскажите, пожалуйста, в чем особенность этой проблемы.

— Основная сложность состоит в том, что органы опеки в Норвегии имеют расширенные полномочия в сфере контроля взаимоотношений в семье и воспитания детей. В случае поступления информации о ненадлежащем обращении родителей с детьми последние могут быть временно изъяты из родных семей, а в дальнейшем переданы под опеку другим семьям, если сведения подтвердятся. Более чем в 80 процентах случаев причины изъятия детей не получают подтверждения в ходе проверки, и дети возвращаются в свои семьи. При этом «сигналы» о якобы имеющемся неблагополучии в семье бывают достаточно спорными. В этом году у нас был случай, когда социальные службы забрали троих детей у российской гражданки, потому что «они шумно себя вели», а значит «неуравновешенны и агрессивны». В чем причина? Вывод напрашивается сам собой — виновата мать-одиночка. Как впоследствии выяснилось, «просигнализировала» органам опеки соседка, кстати, иммигрантка из азиатской страны. В Норвегии считается недопустимым даже незначительное по нашим меркам физическое воздействие на ребенка — шлепки, одергивания. Нашим соотечественникам, переезжающим сюда на постоянное место жительства, приходится встраиваться в новые для них условия. В нескольких случаях наше вмешательство помогло возвратить детей родителям. Вернули в том числе маме-россиянке и трех ребятишек, о которых я только что рассказывал. Мы хотим наладить конструктивное взаимодействие в вопросах защиты прав детей между заинтересованными органами Мурманской области и губернии Финнмарк.

В городской школе № 3 города Никель

— На территории Киркенеса находится православный приход. Какова его роль в работе с соотечественниками?

— Действительно, в норвежской приграничной коммуне Сёр-Варангер действует одно из зарубежных учреждений Московского Патриархата — православный приход преподобного Трифона Печенгского, играющий важную роль в деле объединения наших соотечественников, проживающих в Киркенесе и прилегающих населенных пунктах. 10 лет назад в нем было всего три прихожанина, сегодня — почти полторы сотни. До недавнего времени приход окормлялся священнослужителями из Мурманской и Мончегорской епархии РПЦ. Для архиерейского богослужения и проведения божественных литургий в Киркенес несколько раз в год приезжал архиепископ Мурманский и Мончегорский Симон. В октябре этого года епархия решением Священного синода была преобразована в митрополию, регулярные службы в приходе — раз в две недели — стал проводить отец Борис. Рост количества прихожан заставляет задуматься о необходимости здесь постоянно действующей церкви. Этот вопрос мы уже обсуждали с нынешним главой митрополии владыкой Симоном.

— Какова роль военно-мемориального направления в российско-норвежском сотрудничестве на Севере?

— Данное направление — одно из важнейших. Как известно, Северная Норвегия была освобождена Красной Армией в октябре 1944 года в ходе Петсамо-Киркенесской операции, 70-летие которой мы будем отмечать в следующем году. Норвежцы по сей день с признательностью вспоминают освободителей и бережно сохраняют памятники, связанные с историей Второй мировой войны. Память о совместной борьбе советских солдат и норвежских партизан с немецко-фашистскими захватчиками — один из прочных камней в фундаменте регионального сотрудничества наших стран.

— Как Вы оцениваете уровень развития российско-норвежского приграничного сотрудничества?

— За 20 лет Баренцева сотрудничества достигнуты впечатляющие результаты, особенно в области культуры, образования и спорта. Способствовать активизации взаимодействия наших стран в приграничье, прежде всего в сфере экономики, призваны ежегодные Дни российско-норвежского приграничного сотрудничества, проводимые в Никеле. В 2013 году мероприятие состоялось в третий раз. Другое знаковое событие — вступление в силу в мае прошлого года Соглашения об упрощении порядка взаимных поездок граждан приграничных территорий Российской Федерации и Королевства Норвегия. Соглашение предполагает выдачу действительных в течение трех лет разрешений на местное приграничное передвижение, которые позволяют их обладателям совершать неограниченное число поездок на территорию другого государства в пределах 30-километровой зоны с максимальным пребыванием до 15 дней. Знаю, что многие норвежцы, проживающие в приграничье, впервые посетили Россию именно по таким разрешениям. Соглашение дало импульс развитию малого и среднего предпринимательства в приграничных городах, преимущественно в торговле и сфере услуг. Некоторые предприниматели из Печенгского района говорили мне, что им теперь приходится закупать больше товаров, расширять ассортимент и увеличивать число посадочных мест в ресторанах с учетом возросшего спроса со стороны норвежцев, у которых русская кухня весьма популярна. Вступление Соглашения в силу также положительно сказалось на показателях экономического развития Киркенеса. Объем товарооборота в коммуне Сёр-Варангер с населением в 10 тысяч человек соответствует показателям товарооборота в коммунах с населением в 30–35 тысяч. За период действия Соглашения российским Генеральным консульством в Киркенесе выдано почти три тысячи разрешений на местное приграничное передвижение. Так что мы оптимистично настроены в отношении перспектив развития российско-норвежского приграничного взаимодействия.