Консул
Сделать домашней страницей Написать нам

Анонс
«Консул»
№ 4 (62) 2020


«Россия - Новая Восточная Европа»

 

Точка зрения
Конфликт в Нагорном Карабахе: история и причины

Армения и Азербайджан ввели военное положение и объявили мобилизацию после обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия, провокациях и рапортуют об уничтожении техники и военнослужащих соперников. О том, с чего начался конфликт и почему вокруг Нагорного Карабаха не утихают многолетние споры, рассказывает НТВ.

Совсем рядом с Норвегией. Интервью с генеральным консулом Норвегии в Санкт-Петербурге Хейди Олуфсен

БЕСЕДОВАЛ ОЛЕГ ДАВТЯН

Хейди Олуфсен встретила меня, как и положено гостеприимной хозяйке, не в служебном кабинете, а на пороге своего нового норвежского консульского дома на Лиговском проспекте, хотя ее высокий дипломатический статус позволял этого и не делать.
Ведь, несмотря на молодость, госпожа Олуфсен уже успела поработать в миссии в Грузии, была заместителем главы дипломатической миссии Норвегии в Азербайджане и в Боснии и Герцеговине, а до назначения в Санкт-Петербург занимала должность старшего советника Международного отдела Секретариата премьер-министра Норвегии. Подчеркнутое уважение к гостю выразилось и в том, что она выбрала для общения язык страны пребывания, что также не слишком часто случается при беседах с руководителями консульских миссий западноевропейских стран.

— Уважаемая госпожа Олуфсен, в этом году исполнилось 20 лет со дня возобновления деятельности Генерального консульства Норвегии в Санкт-Петербурге. Вы занимаете пост его руководителя чуть менее полугода. Что за это относительно короткое время Вам удалось сделать для активизации российско-норвежских связей и для того, чтобы жители нашего города больше узнали об одной из самых процветающих стран Европы?


— Действительно, Генеральное консульство Королевства Норвегия уже 20 лет работает в Санкт-Петербурге. Все эти годы сотрудничество между Норвегией и Россией в регионе его ответственности развивалось очень плодотворно. Главными направлениями в работе консульства являются упрочение контактов между властями наших стран на местном, региональном и государственном уровнях, развитие бизнеса и экономического сотрудничества, образования, научных связей, арктических исследований и культурных взаимоотношений. Крупнейшие норвежские инвестиции последних лет были направлены в Ленинградскую область. Учитывая количество виз, выданных Генеральным консульством, мы можем утверждать, что количество российских туристов, посещающих Норвегию, неуклонно растет. Мы сотрудничаем во многих областях образования и науки, на протяжении многих лет развиваются отношения между городами и регионами-побратимами в наших странах. Например, Ленинградская область и губерния Нурланд в этом году отпраздновали 25-летие своего сотрудничества! Важнейшие институты и учреждения, работающие в сфере освоения Арктики, расположены в Санкт-Петербурге, и они тесно взаимодействуют с норвежскими партнерами. Генеральное консульство также активно способствует развитию контактов в области культуры. Культурная жизнь Санкт-Петербурга крайне насыщена, и мы отмечаем существующий интерес к норвежскому джазу, современному танцу, архитектуре и литературе. В сентябре и октябре мы также активно участвовали в Неделях Северных стран в Санкт-Петербурге.


В Правительстве Ленинградской области на встрече с губернатором Александром Дрозденко. 12 ноября 2013. Фото: Пресс-служба Губернатора и Правительства Ленинградской области

Нынешней осенью была проведена обстоятельная работа по улучшению нашего сайта, Генеральное консульство присутствует также в твиттере. Мы хотим быть рядом с людьми, делиться информацией о том, чем мы занимаемся, какие мероприятия проводим. Надеюсь, все заметили, что мы стали намного доступнее. Я также надеюсь, что жители Санкт-Петербурга видят и знают, что Норвегия — их интересный и активный сосед, что мы работаем в разных сферах и что в Норвегии стоит побывать.

— Расскажите, пожалуйста, немного подробнее о приоритетных направлениях сотрудничества.

— Я думаю, что приоритетными можно считать три-пять ключевых направлений. В первую очередь речь идет о развитии экономических связей и поддержке бизнеса. Именно такую задачу — содействовать расширению присутствия норвежского бизнеса в России — поставило новое правительство Норвегии перед своими дипломатическими представительствами. Одновременно надо продолжать активно развивать гуманитарные и культурные контакты, как основу укрепления взаимопонимания. Относительно недавно в Санкт-Петербурге прошел фестиваль «Северные цветы», в рамках которого праздновалось 150-летие нашего знаменитого художника Эдварда Мунка. Мне очень понравился концерт «Эдвард Григ и Эдвард Мунк — музыка фьордов», состоявшийся в Музее Достоевского с участием норвежского пианиста Нильса Мортенсена. В его исполнении прозвучали произведения Эдварда Грига, а сопровождался концерт видеоинсталляцией фотографий композитора и картин Мунка. И еще очень важным направлением являются связи в области науки и образования. В Санкт-Петербурге успешно работает представительство Норвежского университетского центра, наши студенты, изучающие русский язык, выступают там с докладами и проводят мастер-классы. Более 23 лет норвежские ученые и студенты Университета губернии Нурланд сотрудничают с Балтийским государственным техническим университетом «Военмех». Осенью из Норвегии сюда приезжали преподаватели медицинских учебных заведений для установления контактов с медицинским факультетом Санкт-Петербургского государственного университета. На кафедре скандинавской филологии в этом университете работает и наш преподаватель. И конечно же, в центре нашего внимания — дальнейшее развитие плодотворного сотрудничества между норвежскими и российскими учреждениями и организациями в Арктике. Тем более, что к этой теме сейчас приковано внимание не только ученых, но и мировой общественности.

— Недавно на открытии выставки в Государственном музее политической истории России «Советские военнопленные в Норвегии. 1941–1945» Вы говорили о том, что нужно знать все аспекты нашей общей истории, в том числе и ее трагические страницы. Скажите, пожалуйста, как сегодня у вас представлена роль нашей страны в освобождении Северной Норвегии от фашистской оккупации?

— Я думаю, что в течение последних лет, в том числе и благодаря новым выставкам и публикациям, открылось много ранее неизвестной информации об освобождении губернии Финнмарк советскими войсками и о советских военнопленных в Норвегии. Что касается военного периода, то следует подчеркнуть, что в нашей стране очень много людей, благодарных за то, что Красная Армия освободила северные районы Норвегии. Я родилась на Севере и хорошо знаю настроения местных жителей. Это важная часть нашей общей истории, о которой не должно забывать молодое поколение. По случаю 70-летия освобождения Финнмарка запланирован целый ряд мероприятий. Именно поэтому выставку «Советские военнопленные в Норвегии. 1941–1945» показывают во многих городах нашей страны, чтобы молодое поколение не только знало, но лучше понимало все происходившее в те далекие годы. Кстати говоря, перед приездом в Санкт-Петербург, работая в Канцелярии премьер-министра, я побывала в городе Киркенес на торжествах по случаю 20-летия нашего сотрудничества в регионе Баренцева моря, и премьер-министры наших государств возложили цветы к памятнику советским воинам, освободившим Финнмарк.
— Сегодня российско-норвежское сотрудничество в области экономики, образования и культуры развивается весьма динамично. В то же время, взаимодействие в гуманитарной сфере часто наталкивается на непонимание и неприятие некоторых норвежских законов и правил, в частности, касающихся отношения к несовершеннолетним детям со стороны государственных органов. Поясните, пожалуйста, в чем суть этой проблемы и как сделать более понятным для россиян действия норвежских правоохранительных органов в этой чувствительной, особенно для смешанных браков, сфере.


— Думаю, что главное здесь — всегда действовать в пользу интересов ребенка. Поэтому в нашей стране принят специальный закон о защите детей, который полностью соответствует Конвенции о правах ребенка Организации Объединенных Наций. Причем наш закон действует в отношении не только жителей Норвегии, но и иностранцев, вне зависимости от целей и сроков их пребывания. Норвежское законодательство предписывает органам опеки вмешиваться в ситуацию, если родители не в состоянии адекватно заботиться о ребенке. Передача опекунства — это крайняя мера, к которой прибегают лишь в тех случаях, когда имеются документальные подтверждения грубых нарушений родительских обязанностей и когда иные меры не приносят желаемых результатов.

В Правительстве Ленинградской области на встрече с губернатором Александром Дрозденко.
12 ноября 2013.
Фото: Пресс-служба Губернатора и Правительства Ленинградской области

— Но если ребенок уже большой и он не хочет расставаться с родителями, разве это можно назвать защитой его интересов?

— Норвежское законодательство предусматривает и такое развитие событий. Однако, уверяю Вас, в каждом конкретном случае органы опеки разбираются очень внимательно, никакого произвола с их стороны не допускается. Но опять повторю, закон о защите детства распространяется на всех детей, не достигших 18 лет, находящихся на территории Норвегии. При принятии решения о помещении ребенка в приемную семью учитывается то, к какой культуре принадлежит ребенок, какими языками владеет, какую религию исповедует. В первую очередь всегда рассматривается возможность передачи ребенка родственникам или близким знакомым.

— Известно, что не только Санкт-Петербург, но и практически все европейские города с высоким уровнем жизни захлестнула мощная волна переселенцев из проблемных регионов мира. Поделитесь, пожалуйста, как признанный специалист в области постсоветских исследований с богатым опытом дипломатический работы в Азербайджане, Армении, Грузии и в Боснии и Герцоговине своим видением решения проблем миграции применительно к нынешним российским реалиям.

— Мне кажется, здесь очень важно понимать, что миграция — это естественное следствие глобализации. Такие процессы происходили и раньше, но только масштаб их был другим. Например, в конце XIX —начале XXвека много норвежцев уехало в Америку, и они вполне неплохо там обосновались. Надо понять причины миграции, найти способы сосуществования разных культур и разных языков. В Норвегии хорошая система социальной защиты для всех, кто находится в стране на законных основаниях. У нас существует для них система государственных пособий, они имеют возможность бесплатно учиться и получать бесплатные медицинские услуги, то есть создан прочный фундамент, на котором любой человек, приехавший в Норвегию на законных основаниях, может начать строить свою жизнь. Мы стараемся предотвратить дискриминацию по национальному признаку. Конечно, интеграция приезжих не всегда идет гладко, но во многом мы достигли успеха. Например, в школе, где учится моя старшая дочь, есть дети из семей иммигрантов. Там царит хорошая атмосфера среди учеников, а их смешанный национальный состав способствует выработке толерантности по отношению к другим культурам. Недавно власти Ленинградской области выразили интерес к норвежскому опыту решения подобных проблем, особенно в том, что касается работы с мигрантами, не имеющими образования. Наши специалисты отдела интеграции готовы с удовольствием принять вашу делегацию.

— А нет ли опасности, что мигранты могут постепенно вытеснить коренное население?

— Нет, я не вижу здесь опасности, хотя у нас в стране встречаются иногда и такие взгляды. Но все дело в том, что в Норвегии существуют крепкие институты, позволяющие интегрировать наших новых сограждан. Мы активно обучаем их языку, даем образование, приобщаем к норвежской культуре и образу жизни, помогаем с жильем. Когда возникают проблемы — открыто их обсуждаем и находим правильное решение. У нас есть государственные органы, которые серьезно этим занимаются, есть организации, защищающие права мигрантов. В Норвегии уже выросли молодые люди, чьи родители были мигрантами, а они теперь не только адаптировались, но и занимают высокие посты в разных сферах управления. Вот к этому, как мне кажется, надо стремиться.

— Вы совсем недавно приехали в наш город. Как Вы его восприняли?

— Хочу сказать, что Санкт-Петербург — это замечательный город с красивой архитектурой, в котором происходит много интересных и важных событий. Здесь во всем чувствуется близость к Норвегии. Единственное, чего мне в Петербурге не хватает, — это велосипедной инфраструктуры.